Не с начала

18 июля 2016 года в моём городе произошёл теракт. Наверняка вы все помните тот день и ту панику, объединившую два миллиона жителей алматинской агломерации.

Улицы были непривычно пустыми, список комментариев в городских пабликах обновлялся ежесекундно. «Типичная Алма-Ата», в то время переименованная в «Интересную», пестрела интересными комментариями:

Впрочем, таковыми их можно называть только сейчас, в ретроспективе. В тот день они вселяли во всех, кому не повезло прочесть и поверить, первобытный ужас.

Да, это была провокация. Аккаунты, с которых были запощены лживые комментарии, имели в своих профилях российские города, сомнительные подписки и закрытые сообщения. Понять, чьих это рук дело, нельзя — вероятно, эти учётные записи были угнаны хакерами, объединены в ботнет и использованы впоследствии неизвестным заказчиком для совершения информационной атаки.

Паникующие клерки и пенсионеры рассылали слухи о взрыве в районе Меги своим друзьям и родным, те, в свою очередь — своим знакомым, с благими намерениями переводя теорию шести рукопожатий на тёмную сторону силы. Не только ВКонтакте -зараза дезинформации распространилась и на другие социальные сети.

До сих пор, время от времени бездельничая на досуге, я пытаюсь вникнуть в смысл этих комментариев. Вернее — до сих пор пытаюсь понять, кто стоял за ними и кому было выгодно держать алматинцев в страхе.

Хорошо хоть, что подобные вбросы не привели к массовой панике за пределами интернет-пространства, как бывало в истории неоднократно. Это значит, что цель, которую преследовали анонимные тролли, вероятно, не была достигнута. Вероятно — потому что в такие моменты нельзя понять наверняка, чего же всё-таки добивались люди, стоявшие за провокацией.

Я рассказал эту историю для того, чтобы как-то проиллюстрировать роль социальных сетей в распространении информации. В частности — ту специфичную её особенность, когда любой человек (или не человек вовсе?) может придумать себе любое имя, поставить себе на аватарку личико посмазливей и распространить среди многотысячной аудитории срочную новость о странном грохоте возле Меги. Было там что-то подобное на самом деле или же нет — в таких случаях вопрос отнюдь не из первых.

Давайте вернёмся к истокам и поймём, как же так вышло, что Интернет стремительно превращается в главный источник получения информации.

Кем ты стал или Эволюция СМИ в эпоху компьютеризации

На заре появления Интернета массовое оповещение граждан зиждилось на трёх китах — на радио, прессе и телевидении. Государство, фактически, обладало монополией на освещение тех или иных событий — традиционные СМИ всегда было легко контролировать.

В конце девяностых годов Всемирная паутина перестала быть чем-то таинственным и пугающим для простых смертных. На свет появились первые поисковики, сервера электронной почты и первые представительства четвёртой власти в киберпространстве.

Дело не ограничилось одними лишь филиалами газет, радиостанций и телеканалов — уже тогда мировая журналистика смекнула, что в её распоряжение поступило невиданное ранее орудие, в будущем способное здорово потеснить традиционные способы передачи информации. На рынке появились такие игроки, как та же Lenta.ru, например: СМИ совершенно нового формата, сделавшие ставку на Сеть как на основной канал связи с читателем, — и, как мы видим сегодня, не прогадавшие.

Сегодня интернет-СМИ занимают огромную нишу в отрасли. Если старшие поколения всё ещё продолжают доверять телевизору и газетам, то молодёжь, в большинстве своём, уже заочно похоронила традиционные медиа. Да что и говорить, если пресса ввиду своих особенностей критически проигрывает онлайн-изданиям в скорости доставки новостей и их актуальности, а телевидение в последнее время всё чаще поставляется в одном пакете с Интернетом и зависит от него — какой смысл сверяться с расписанием и смотреть то, что сейчас крутят по ограниченному числу каналов, если всё это можно при желании скачать из Сети и посмотреть позже, в любое удобное время? Радио ещё как-то держится, но исключительно как популярный способ скоротать время среди автомобилистов.

С экономической точки зрения у новых медиа тоже всё в порядке. Традиционные баннеры, нативная реклама, платные услуги — просторы для монетизации гораздо шире, нежели у «трёх китов». Порталы вроде «Сноба» и «Дождя» вообще ввели платную подписку на свои новости, и благополучно. Более того — размещение в Интернете позволяет владельцам СМИ устанавливать обратную связь с аудиторией, узнавая о ней гораздо больше, чем владельцы телевизионных каналов и газет могли бы узнать о своих зрителях и читателях.

Следует понимать — в интернет-изданиях как таковых нет ничего плохого. Напротив, это естественный этап развития средств массовой информации, к которому обязательно следовало однажды прийти.

Одним из главных различий между глашатаями из соцсетей и онлайн-СМИ является наличие у последних имиджа и репутации. И как следствие, готовность в случае чего отвечать за свои слова.

Всего лишь писатель или Главная проблема социальных сетей

1983 год. Немецкий еженедельник «Штерн» объявил о сенсационном открытии: по наводке местного журналиста Герда Хайдемана в руки редакции попались ни больше, ни меньше как дневники самого Адольфа Гитлера.

Предприимчиво увеличив тираж и цены, журнал поднял такой хайп, что про это впоследствии напишут целую статью в Википедии. К грусти работников «Штерна», истинная значимость находки заключалась не в открытии ею возможности посмотреть на самого ужасного преступника XX века с иной стороны, а в том… что «дневники Гитлера» оказались банальной подделкой, изготовленной местным художником по сговору с Хайдеманом, принесшему им обоим кучу денег и тюремные сроки в подарок. Провал «Штерна» стал одним из самых резонансных скандалов того времени и стоил кресла главному редактору.

2015 год. Террористический акт в редакции Charlie Hebdo. Французских журналистов расстреляли за оскорбляющие пророка Мухаммеда карикатуры. Погибло двенадцать человек, ещё одиннадцать были ранены.

В первом случае журнал пострадал из-за непроверенной информации. Во втором — из-за чересчур провокационного контента. Суть в том, что, когда ты работаешь в СМИ, ты понимаешь, что у тебя есть определённая репутация. Её нужно беречь как зеницу ока, ведь одно неловкое слово, один непроверенный пост, и в лучшем случае на тебя заводят уголовное дело, в худшем — твою редакцию отправляют к праотцам.

Благодаря этой особенности у онлайн-СМИ есть черта, присущая всем другим средствам массовой информации — авторитетность. Необходимость в самоцензуре вынуждает СМИ публиковать исключительно проверенный контент, и аудитория естественным образом начинает всё больше и больше доверять источнику. Один прокол — и общественное доверие, накопленное за колоссальное количество времени, проседает за считанные мгновения. Тем самым, врать и клеветать для профессиональных журналистов становится совсем невыгодно.

Проблема всех этих рассылок и комментариев в социальных сетях как раз в том, что диванным бойцам не нужно думать о своей репутации. Они могут написать что угодно и о чём угодно, находясь под прокси или VPN, и их никто не найдёт. Они могут использовать для распространения слухов взломанные аккаунты, и никто им ничего не предъявит. Соответственно, они не нуждаются в том, чтобы аудитория считала их надёжным источником — хайп они словят и без этого. Поскольку необходимость отвечать за свои слова отсутствует, потребности в самоцензуре тоже не существует.

Слова о взрыве около Меги в социальных сетях вызвали небольшую волну паники среди доверчивых домохозяек. Тысячи поверивших боялись совершить ошибку, выйдя из комнаты, и тряслись под своими одеялами, думая о том, как страшно жить.

Тот же вброс, запущенный через условный TengriNews, вызвал бы массовую истерию, сотни тысяч испуганных алматинцев затоптали бы друг друга, пытаясь отыскать в городе безопасный уголок, улица Розыбакиева на время превратилась бы в одно из самых пустынных мест Казахстана. К вечеру обман бы раскрылся, а на утро полетели головы — HeadHunter в своих закладках обнаружил бы не только автор записи, но и все, кто был к ней причастен — от главного редактора до HR-специалиста, взявшего горе-писаку на работу. И на протяжении приличного времени никто в стране не стал воспринимать проштрафившийся портал всерьёз.

А разгадка проста — авторитетность.

Что дальше?

Некогда дикое и необузданное киберпространство в последнее время становится всё больше и больше подконтрольно государственным структурам. Недавно отечественные мажилисмены решили запретить анонимные комментарии в Интернете, требуя у пользователей проходить идентификацию по электронной цифровой подписи. В теории это должно уменьшить количество троллей и провокаторов на просторах Сети.

На практике — нет, это не сработает. Анонимность в Интернете будет существовать до тех пор, пока существуют VPN, прокси, взломанные аккаунты и страны с лояльным для провокаторов законодательством.

Социальные сети — классная штука. Они позволяют моментально узнавать о событиях со слов очевидцев, ещё до того, как до них доберутся журналисты. Благодаря ним можно увидеть то, что возможно, без них мы не увидели бы. Но стоит понимать, что этот канал получения новостей донельзя скомпрометирован, и пока тот или иной факт не был подтверждён надёжным источником, ссылаться на него и рассказывать о нём всем своим знакомым, родным и близким — плохая идея.

Онлайн-СМИ роль надёжного источника выполняют исправно. И в мире без таких ресурсов, головой отвечающих за свои публикации, мы бы давно утонули в океане лжи, домыслов и провокаций. В мире же без социальных сетей мы бы, возможно, потеряли в оперативности — только и всего.

P. S. Огромная благодарность выражается Азату Шайкенову за бессонные ночи, проведенные за написанием этого материала.