Сегодня редакция «С» поговорила с Даной Шаяхмет — специалистом в сфере работы с молодежью, городского развития и культуры. В нашем интервью вы узнаете, что такое хакатоны и для чего они устраиваются, к кому обращаться с идеями для изменения города и каково заниматься общественными работами.

Вы являетесь руководителем инициативы CitySolutions, с чего все начиналось?
С 2012 года я являюсь основателем и руководителем фонда социально-культурного развития «ТОБЕ». В фонде мы проводили много мероприятий для того, чтобы развивать в людях желание гражданского участия. Раньше люди просто жили в своем городе и думали, что ничего не могут здесь менять — и так жизнь суровая и тяжелая — но в последнее время городское население, глядя на международные практики начало формироваться как более сознательное сообщество. Концепция CitySolutions возникла как идея города для горожан, и город должен отвечать тому, чего хотят его жители. Сейчас, благодаря новой администрации, мы видим кардинальные изменения в городской среде. Мы провели серию мероприятий под названием «городские хакатоны».
В чем суть хакатонов? Как они проводятся?
С 2015 года мы провели 11 хакатонов. Задача такая — объявляем тему, публикуем ее в Facebook, и приходят те, кто не равнодушен к городским проблемам. Допустим, с идеей как улучшить парки Алматы может прийти любой человек.
Хакатоны — это не собрание людей, которые приходят, чтобы просто поворчать.
Мы должны дать конкретные предложения в течение 4 часов по специальной методологии Design-thinking, которая позволяет генерировать идеи в соответствии с четким техническим заданием. Ребята выдвигали интересные предложения, например, создать мобильное приложение, которое показывает, какие парки есть в городе, включая оценку безопасности, освещения, наличия площадки для детей. Мы стараемся, чтобы наша работа на этом не заканчивалась и работаем над тем, чтобы идеи были услышаны администрацией города. В целом, пытались это как-то продвинуть и донести до людей, которые принимают решения. Это была одна часть.
Вторая — это наш набор в бесплатную школу. Так как для изменений нужен инструментарий. Мы обучили около 40 человек: два потока в Алматы, один в Астане. Мы просто давали им инструменты, с помощью онлайн-школы Vector при московском институте медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка».
Мы не придумывали сами механизмы, они почти везде одинаковы, мы адаптировали все под казахстанский формат. Месяц учишься по программе и в конце месяца ученики должны были приготовить свою идею или свой проект для изменения города. Был один прикольный проект, который, к сожалению, до сих пор не реализовался. Это подкасты, привязанные к геоданным. Допустим, вы подходите к гостинице Казахстан, и можете послушать подкасты на казахском и русском языках.
Какие у вас отношения с государственными организациями и другими НПО?
Среди НПО у нас какая-то нездоровая конкурентная среда. Мне кажется, что все должны друг с другом сотрудничать, потому что общественных организаций очень мало, и не всегда и не все выбирают переговоры как форму социального взаимодействия, в том числе с государством. Это какая-то борьба с ветряными мельницами. К сожалению, когда люди начинают протестовать, то это неконструктивно. Самая эффективная форма взаимодействия с государством — это партнерство, взаимоуважительное и взаимовыгодное, когда к общественным организациям и инициативам относятся как к равноценным партнерам. Порой не хватает толерантности и компетентности с обеих сторон.
К сожалению, чиновники из районных акиматов, до сих пор воспринимаются общественностью «людьми на горе», представителями власти, а мы — «людьми под горой», с непонятными инициативами.
Конечно, есть исключения. Например, очень крутая инициатива — это проект по озеру Карасу. Если честно, наверное, работа не шла бы так классно, если бы не поддержка администрации этого района. Я наблюдаю за реализацией проекта WeAlmaty, и отмечаю очень хорошее взаимодействие участников с государственными органами. Самое крутое — это то, что не нужно преодолевать какие-то тяжелые этапы, через которые десятилетиями или даже столетиями проходили продвинутые страны, мы можем взять от них самое лучшее и просто внедрить это у себя, при этом подтягивая сообщества, как, например, работает Urban Forum Kazakhstan. Совместно намного лучше, чем порознь. И у общественности есть огромный ресурс. Вроде все логично, но почему это не срабатывает у тех, кто принимает решения. Нам кажется, что дальнейшим шагом в развитии взаимодействия будет обучение сотрудников местных исполнительных органов. Это конечно очень тяжело реализовать, но Академия государственного управления при Президенте Республики Казахстан — это одна из структур, которая нацелена на подготовку глобально мыслящих государственных служащих.
А что вы думаете о реализации зарубежных планов в Алматы? Ведь не всегда ожидание и реальность соответствуют друг другу. И не все проекты подходят нашему городу.
Мне кажется, очень важно понимать, кто и на каком посту этим занимается. Внутри системы гос. управления есть много подразделений: управление пассажирского транспорта и автомобильных дорог, управление по вопросам молодежной политики и т. д. Каждый из них выполняет свою работу, и у них тоже бывают нестыковки по планам реализации. Когда такое происходит, люди сразу указывают на ошибки государственных органов.
Если бы мы избирали акимов, то, может быть, мы бы им больше доверяли — ведь они наши избранники, и у них тоже бывают ошибки.
Все это намного глубже, чем просто ситуация с улицей Панфилова. Это процесс принятия решения, процесс того, как в нашем обществе выстроена система участия людей. То есть ты ни на каком этапе не можешь участвовать, и единственный твой способ быть услышанным — протестовать. Это касается и того, почему многие люди хотят уехать за границу, о чем свидетельствует сумасшедшая статистика по заявкам на Green Card.
Я работаю деканом по работе со студентами. Предлагаю молодежи везде участвовать, баллотироваться в студенческий совет, а потом они выходят в реальную жизнь и не знают, где им участвовать. Но сейчас все двери открываются, есть изменения. Конечно, всем хочется, чтобы изменения происходили быстрее, а не так, как сейчас. Но все равно в сравнении с тремя годами раннее, мы двигаемся в хорошем направлении.
То есть ты ни на каком этапе не можешь участвовать, и единственный твой способ быть услышанным — протестовать.
Какова роль жителей в решении городских проблем?
Город строится, функционирует и живет для людей. Право голоса есть у всех. Я не всегда понимаю, почему мы себя сравниваем с развитыми или с развивающимися странами. Ведь во многих странах не так уж все просто с гражданским участием, и мы сейчас находимся в хорошем положении. Хочешь изменить свой двор? Собери соседей, обратись в КСК. Не нравятся старые окна в подъезде? Обратись в КСК. КСК — кооператив собственников квартир. Может, выбирать акимов мы еще не можем, но влиять на благоустройство своего двора и участвовать в общественных слушаниях можно. Это и есть зарождение нашей гражданственности. Сама концепция урбанистики тоже развивалась очень долго, но опять же, нам не нужно все это переживать, как это было в других странах. Мы уже видим эту трехмерную схему: государство — бизнес — общественный сектор, и мы просто должны развивать систему, в которой все три игрока — равноправные партнеры. Твое участие в формировании парка или благоустройстве улицы, на каком-то этапе участие в городских слушаниях и влияние на принятие решений — это все составные части самого эффективного метода урбанистики — Соучастия.
Право голоса есть у всех.
Какие проекты вы уже смогли осуществить?
Наверное, самые эффективные были те, которые мы проводили в Талдыкоргане. Потому что тематику придумали сами ребята из управления молодежной политики акимата Алматинской области. Одним из значимых проектов была работа с организацией SmArt.Point, когда к нам обратились заказчики с техническим заданием и попросили помочь с креативом. Наши ребята придумали кучу вариантов, часть из которых была внедрена. Со своими идеями приходили люди самого разного возраста: и студенты, и работающие люди, и пенсионеры и все они вместе дали качественный импульс проекту. Это и есть методология внедрения Design-thinking — творческого мышления и креативного взгляда на проблему с разных сторон и достижение эффективного результата.
Чем вы занимаетесь сейчас?
Грустно конечно это признавать, но если в общественных инициативах у тебя меняется временной ресурс, это сложно. Сейчас у меня очень мало времени заниматься общественной работой, потому что full time я работаю деканом и пишу докторскую диссертацию. Но это не конец, я продолжаю призывать молодых людей заниматься общественными работами, у них есть много времени, идей и сил. Если нужно какое-нибудь наставничество, то любой может написать мне на почту: Dana.shayakhmet@narxoz.kz или в Facebook: Дана Шаяхмет.
А кто вас поддерживает?
Конечно, очень большую моральную поддержку я получаю от семьи. Во-первых, поддержка всегда шла со стороны ажешки, она была активным гражданином и агитировала быть хорошими гражданами. Это очень важно, когда в семье формируется здоровая гражданская культура. Когда тебе не говорят: «Балам, живи своей жизнью, бери от жизни все, наша хата с краю», это не круто. Чем больше родители будут вкладывать в детей чувство того, что они часть сообщества, это наша земля, мы не можем ее отдавать кому угодно.
Второй человек — это мой супруг. В нашем обществе женщинам заниматься общественной работой тяжело, находить место между такой деятельностью и семьей. Мой муж часто участвует в общественных мероприятиях, которые я провожу — подсказывает с форматом, содержание и продвижение. Порой, как настоящий волонтер помогает мне устанавливать баннеры на мероприятия.
Третье — это желание что-то изменить. Если есть желание, но нет никакой поддержки, то важно хотя бы ощущение, что твоему сообществу нужны твои проекты и твоя активность!