Это интервью не просто о том, как человек пришел к делу своей жизни. Это история Евы Майзик. Вы узнаете о мире иллюстраторов, о секретах эффективности и, возможно, найдете советы для себя. Ева расскажет, каково быть иллюстратором в Казахстане.

Для начала, расскажите о себе: как вы пришли к рисованию?
У меня мама художник, все женщины в семье — педагоги: две бабушки, две тети, мама, и меня бог не уберег. С самого раннего детства мама говорила, что сначала дала мне карандаш, а потом соску, ну, почти так оно и было. У нас дома все стены были обклеены листами ватмана и мне никто никогда не запрещал возиться с красками. А мама постоянно старалась развивать полезные навыки. Она не командовала, не указывала, а именно развивала. К примеру, она знает, что моторику рук развивает лепка и аппликация, и в игровой форме давала мне лепить, вырезать, клеить. Поэтому руки меня всегда слушались, спасибо маме. Никто никогда на меня не давил, мама не носилась со мной и не говорила, что надо рисовать, а что не надо. Такого никогда не было. Что хочешь, то и делай. Но с мамой всегда было интересно, она же как большая советская энциклопедия, знает все, что ни спроси.
А где вы учились, по какой специальности?
Когда я стала чуть постарше, начали объединять классы, из семи параллельных классов, осталось только три. Нас на собрании посадили за одну парту с девочкой Айжан Кигашевой из параллельного класса. Смотрю, а у нее все тетрадки изрисованы, да так круто, спрашиваю:
-Ты рисуешь?
-Да.
-А ты учишься или сама?
-Учусь, в художке.
Рассказала об этой школе маме, мы пошли туда на собеседование с директором школы, оказывается, до сдачи экзаменов оставалось пять дней, ну вот так мне повезло. Надо было собрать документы за эти три дня и подготовиться к экзаменам по рисунку, живописи и композиции. А я в душе не ведаю, как делается академический рисунок, что такое лессировка, и как грамотно выстроить композицию. Ну не напрягала меня мама академкой. За три дня мама впихнула в меня информации под завязку. Впервые узнала, что такое штрих, центр композиции, и чем отличается в акварели работа по сырому от работы сухой кистью. Для допуска достаточно было получить две 4, одну 5. Вижу свои результаты: 4 рисунок, живопись и композиция — 5. Но вот же беда, смотрю, а меня в списках поступивших нет. Ну блин, ну как так! Я уже собиралась уходить, невероятно расстроенная, как меня вылавливает завуч и просит подождать. Оказалось, оценки мне поставили по критериям конца первого курса и сразу зачислили на второй. Я домой летела рассказать все поскорее маме! Естественно, после такого я забросила общеобразовательную школу, мне было там не интересно. А если мне не интересно — я этим заниматься не стану.
Приходила в 8.00, уходила в 20.00. Но все равно программа рассчитана на 4 года, а у меня до института оставалось 2. Я поговорила с преподавателями и мне разрешили написать заявление в министерство образования, о выдаче разрешения сдать два года экстерном. Мне дают разрешение и после этого я начинаю жить в художке, но сдаю за год двухлетнюю программу на тот момент в АГУ им. Абая, в то время факультет назывался ФИПИ, у меня в дипломе двойная профессия «Художник живописец и педагог изобразительного искусства и черчения средних классов и ВУЗа». Кстати мой красный АГУшный диплом у меня спрашивали только один раз в Казахстане, и один раз, когда нужно было получить рабочую визу в Украине.
Кем вы работали после окончания института?
Первая работа началась в 16 лет, как только получила удостоверение, через два дня вышла на работу. С этого момента я непрерывно работаю. А в рекламе с 97 года. Первый раз, когда я встретилась со словом маркетинг, компьютерная графика, дизайн. Сразу после получения диплома я вышла в международное сетевое рекламное агентство Grey, на позицию дизайнер, арт-директором у меня был Серик Буксиков. Два года я там поработала и поняла, что уже не интересно. Попросила их дать мне заняться анимацией, не дали. Ушла в другую компанию арт-директором, через год, в свои 23 уже управляла дизайн-студией из 16 человек со своей фотостудией и 3D отделом: и это 2002 год! Наш отдел жил на полной самоокупаемости. Если ты хороший руководитель, то все должно работать хорошо и без тебя, но это я поняла позже, этому меня научил Шофхат Гатаулин — совладелец рекламного холдинка Das Marketing, 10 лет моей жизни остались в Дасе. 10 лет Астаны, Азиада, 20-летие независимости Казахстана… Было весело!
Вам понадобился диплом для работы за границей. Где вы работали?
После крупных национальных проектов стало жутко скучно и не интересно, вот и уехала работать в Украину. В международное сетевое агентство Lowe Adventa Ukraine, на тот момент там только креативного штата 70 человек было. Кстати, это самое крутое агентство Украины в 2011 году. Конечно, был испытательный срок — 3 месяца, который я прошла за месяц. Через месяц моя работа висела по всей Украине, и меня взяли арт-директором. К сожалению, у нас нет таких агентств, там все работает как часы. На три недели вперед был расписан каждый час. Четыре раза в год эвалюэйшн. И эффективность человека видна сразу. Параллельно работе я училась, попросила везде меня записать. По пятницам — учеба. Я — спринтер, не марафонец, мне нужно очень быстро решать задачи, тягучку не выношу и в Лоу была на своем месте. Но счастье было не вечным, сначала в Алматы заболела мама, затем папе пришлось вернуться, тот год был очень тяжелым, я вовремя вернулась. Сначала экстренно прооперировали маму, а через 7 месяцев папу. Вышла по возвращению креативным директором в JWT Kazakhstan, проработала год и сказала все, я завязываю со всем этим вертепом. Буду вести свои проекты.
Когда вы решили открыть свою мастерскую?
Очень часто я была исполнителем и заказчиком в дизайне и иллюстрации, хорошо понимаю, что продается, а что нет. После работы в Украине вынашивала идею агентства иллюстраторов, даже название и логотип уже 3 года, как готовы были. Но вот рынок был явно не готов. Категория была очень маленькой, нас мало, всего 17,5 миллионов. 5 спецов справлялись с нуждами молодого рынка иллюстраторов. И для продуктивной работы нужно было вырастить как рынок потребления, так и квалифицированный штат иллюстраторов. Сначала открылся курс «Коммерческая иллюстрация», а через 4 месяца Креативная мастерская.
Наверняка, были свои трудности?
Самое сложное — это составление программы. Передо мной стоит задача совершить чудо за 2 месяца. За 90−100 часов привести к результатам ребят. Дать историю иллюстрации и теорию, закрепить в практике так, чтоб руки начали слушаться, причем только в коммерчески успешном направлении. Как умение рисовать можно монетизировать? Как иллюстратору эффективно работать и зарабатывать? Что даст профессия иллюстратора? И все это за 90−100 часов работы с учеником! Честно говоря еще 3 года назад я не верила, что такое возможно! Мы не повышаем цены с первого момента открытия. К примеру на «Базовом курсе иллюстрации» за 40 часов (это минимум, часто выходит по 50−60 часов) ученик платит 40 000 тенге. Мы не меняем цену, хотя количество часов растет и программа постоянно совершенствуется. Становится результативней, это можно увидеть по работам ребят. Повышаем качество и держим цену.
Почему решили открыть мастерскую?
Нужно выращивать категорию целиком, менять отношение людей к профессии. Кто слышал про профессию иллюстратора 10−15 лет назад? Единицы. Когда к Азиаде готовились, нужны были иллюстраторы, а кого нанимать? Нет иллюстраторов, есть художники, но они от иллюстраторов отличаются, как небо от земли. Приходилось носом ВУЗы рыть, конкурсы устраивать, и ребята приходили очень-очень хорошие, но образование в наших ВУЗах лишало их всякого шанса на достойную конкурентную борьбу. У нас уже отучились ребята из Питера, Берлина, Украины, Нью-Йорка, да и по Казахстану учеников больше из других городов нежели из Алматы, недавно была девушка из Барнаула. Даже не знаю, как нас находят. Мы на рекламу вообще почти не тратим. На данный момент наши курсы прошли 275 человек, без учета Мастер-классов.
Конечно, логично, что название мастерской носит ваше имя, но почему?
Почему я вообще назвала мастерскую своим именем? Отступать-то некуда, ведь я всю жизнь работала на свое имя. Это не ИП «Вася Пупкин», которое можно закрыть, и забыть неудачу, где позволишь себе ошибаться, и просто начать все заново. Я рискую всем, открывая и ведя свое дело, и считаю это решение правильным. Те истории, которые собраны за эти, почти уже три года работы мастерской, самые светлые истории. Просто невероятные отношения с учениками, которые складываются сами собой. Океан эмоций, когда ребята новую, почти недостижимую планку берут, я летаю от счастья, друзья знают, об учениках я могу вечно рассуждать. А когда не получается что-то, то я начинаю анализировать как, почему, как иначе объяснить, с какой стороны еще можно зайти на эту тему. Ну, а если встречаю лень у талантливого человека меня прибивает к земле, адов депр, ведь лениться имеют право только бездари! Ученики всего этого конечно не знают, я им этого не показываю, потому что мне нужно оставаться строгой училкой, человеком знающим, что у них все получится, и это правда ведь я приложу к этому все свои усилия, знания и опыт, и к хорошим результатам их привела.
Какие у вас отношения с учениками?
Самый первый курс «Коммерческой иллюстрации» подарил мне знакомство с Диной Утигалиевой. Дина за эти годы стала мне другом и опорой в мастерской! И с изящной остроумной Дарьей Мороз. Второй, третий и четвертый курсы «Коммерческой иллюстрации» свели с Зоей Борисенко, Дианой Ахметкалиевой, Маей Колосовой и Владимиром Савицким — невероятно талантливые, упертые, дерзкие, честные, любимые коллеги! Мы отработали вместе большие объемы в сжатые сроки — 210 иллюстраций за 11 дней, как вам такие показатели?*смеётся* Сделали иллюстрации для ребрендинга Казкоммерцбанка, оформили новогоднюю линейку продукции для украинской кондитерской фабрики «Свиточ», создали персонажей для упаковок мюслей в Саудовской Аравии, писали картины, создавали персонажей, рисовали батыров и многое другое. Просто надо вдохновлять учеников, выводить на азарт, на веру в себя! А базовый курс иллюстрации подарил мне знакомство с Женей Китовой и Никой Урубковой, с которыми мы сейчас работаем. Женя Китова стала администратором студии мастерской, а Ника Урубкова преподавателем студии. Какие у меня отношения с учениками? Ребята стали мне друзьями и партнерами, я сейчас говорю, а сама понимаю, что все это очень похоже на семью, мафию иллюстраторов! Каждый новый курс дает мне новые знакомства. И сейчас каждый ученик — это моя жизнь!
А как вообще проходят курсы?
Есть 5 ступеней: 1. Базовый курс иллюстрации — азы, 2. Курс Digital Painting — цвет и светотеневой рисунок, 3. Курс Digital PaintingPro — гиперреалистичный рендер изображений. Курс Дизайн характера персонажа: 4. Композиция и пластическая анатомия, 5. ZBrush, After Effects, Cinema 4d. В день лекций и практики работаем в скайпе, а в остальное время работа, обсуждение продолжаются в чате WhatsApp. У нас можно замораживать курсы, но только на три месяца, потому что через это время я могу поменять всю программу, если что-то где-то не работает как надо, или же нашла способ, как сделать еще интересней и эффективней. За пол года программа изменяется радикально.
В феврале к нашей команде присоединилась мой педагог по истории изобразительного искусства — Султанова Мадина Эрнестовна. Кандидат искусствоведения, ассоциированный профессор КазНПУ им. Абая. И я очень горжусь, что такого уровня педагог написал просто невероятную программу по истории иллюстрации для Базового курса и по истории светотеневого рисунка для digital-курса (первая и вторая ступени).
Еще мы всегда делаем тестовые закрытые группы, чтобы выявить недостатки, обкатать программу. Когда мы выкладываем афишу, значит программа протестирована. Сейчас только на «Базовом курсе» существует 7 видов программ, в зависимости от успеваемости группы. Вопрос преподавания — это постоянный живой процесс самообучения и работы с учениками. Есть и трудные моменты, например, как научить человека видеть цвет? Вот два человека смотрят на белую стену, для зрителя она просто белая, а художник и иллюстратор видят все цвета спектра. Это своего рода профессиональная эволюция.
Есть ли какие-нибудь привилегии для ваших учеников?
Да! Прежде всего мы сами работаем с нашими лучшими учениками. Плюс с нашими выпускниками с радостью готовы сотрудничать издательства, продакшены и рекламные агентства. А еще мы выдаем отличникам сертификат, дающий им двойную скидку на следующую ступень. Ведь отличник ее заработал своим трудом. Нужно привыкать конкурировать, работать, совершенствоваться, нужно убить в себе лень и подарить себе возможность быть счастливым, творить в удовольствие, зарабатывая при этом.
Что для вас значит ваша мастерская?
Я проработала 20 лет в рекламе, и могу сказать, что вся эта отрасль никому не приносит счастья, ни рекламодателю, ни исполнителю, ни потребителю. 20 лет не чувствовать радости от своей работы. Деньги тут ни причем, деньги — это ресурс.
Счастье для меня — это помогать встать на ноги в профессии, научить уверенно и смело шагать, преодолевать препятствия, рождать идеи, творить. У мастерской есть миссия — повысить профессиональный уровень иллюстраторов Казахстана, а затем вывести на конкурентные позиции на международном рынке. Мастерская — это дело моей жизни, я знаю для чего я живу!