На этой неделе сразу в двух городах, в Алматы и Астане, прошли сорвенования среди скейтбордистов — Red Bull Local Hero. Ребята из Red Bull не в первый раз ищут локального героя среди спортсменов уличных видов спорта, куда входят и BMX-райдеры. В этом году, в качестве жюри выступил один из лучших скейтбордистов СНГ — Максим Круглов. 29-летний райдер из городка Чудово входит в топ-20 мировых скейтбордистов. А в 2020 году Максим представит Петербург и Россию на летней олимпиаде в Токио. Напомним, что МОК включил скейтбординг в олимпийскую программу.

Вашему вниманию интервью с человеком, который показал пример тысяче подростков по всему миру, мечтающих о карьере скейтбордиста, что это достойная цель и всё возможно.

Как вы пришли к скейтбордингу, неужели кадры из американских фильмов могли так сильно увлечь?
Я жил этой мечтой, всегда хотел заняться скейтбордингом. Это был как запретный плод — сладок для меня. Жил я в деревне, не было возможности сразу приобрести скейт. Когда ездил в Петербург, в спортивных магазинах видел китайские скейтборды, мечтал о них очень сильно и выпросил у родителей, чтобы они мне подарили. До этого у меня был скейт — вираж, старый такой. Я на нем на попе катался и всякие фишки объезжал. Было весело. Итак, родители купили мне на 14 день рождения полупрофессиональный скейт тот китайский. Хорошо, что у меня его украли через неделю, поэтому после, мне купили новый, хороший американский. Я заболел и до сих пор не могу выздороветь. Мне кажется, что сейчас немного другой вектор молодежного мышления. Хипстеры всякие, у нас-то были панки и рэперы, своя романтика была.
Раньше ведь это занятие не было так развито, как вы учились кататься?
Конечно, раньше это вообще не было развито. Сейчас-то уже привычнее. И мне кажется, это наша заслуга, мы это сделали, популяризировали. Всю сознательную жизнь я прожил в центре, на Невском, лет так 7−8 назад. Ну, мы и любили по вечерам гонять по Невскому району на скейтах, потому что только там была идеальная мраморная плитка. Люди, конечно, так бурно реагировали. Это сейчас каждый пятый на лонгборде или на рыбке, и это вполне нормальное явление. Раньше такое было в диковинку, если ты видел скейтера через дорогу, то ты точно знал кто это, а сейчас ты даже предположить не можешь.
Насколько опасен скейтбординг?
Опасен конечно, жизнь вообще опасна. «Утонуть можно и на метре», — эту фразу я уже говорил, когда учился кататься на серфе. На скейте можно запросто подвернуть ногу, даже делая трюк с бордюра. Просто нужно выработать этот рефлекс, так скажем, выживания. Потому что это борьба с самим собой, с разумом и со своим телом. Скейтбординг не только веселое и классное занятие. Когда мы снимаем на улице серьезные и опасные трюки это как на ринг выходить. Ты можешь разбиться, ты можешь упасть, это не то, что ты катаешься в идеальном скейт-парке, учишься новым трюкам. Когда ты снимаешь трюки на улице это такая особая грань между чувством уверенности в себе, желанием и опасностью. Я привык снимать только большие трюки, не то чтобы привык даже, люди ждут их от меня, мне нельзя снимать обычные трюки. Особая медитация для них нужна, хладнокровность. Быть безумным Максом сложно, потому что очень стремно делать серьезные трюки на улице, по периле, где ты можешь упасть и разбиться.
Вы сами как относитесь к скейтбордингу: как к стилю жизни или соревнованиям?
Конечно же, это мой стиль жизни, моя жизнь. Соревнования — это просто отдельная ее часть, которая проходит на выходных. А с понедельника по пятницу это путешествия, движение, пытаюсь узнать что-то новое, новые трюки делать. Скейтбординг в этом плане очень многогранен.
А как вы передвигаетесь по городу?
Когда как. Обожаю на скейте, когда жил в центре, мне машина не нужна была в принципе, все было под рукой. Сейчас я живу на два города: Москва — Петербург. Моя машина в Москве, жена в Петербурге. Сейчас в Москве особая романтика для передвижения на скейте, асфальта больше нет, везде все в мраморе, все в граните. Это очень удобно.
По каким критериям оценивают скейтеров на соревнованиях?
Важна стабильность, чистота исполнения, сложность трюков. Обязательно нужно не упасть, чтобы произвести впечатление на судей. Ты можешь сделать 5 легких трюков и 4 сложных, и это будет очень неплохо. Потому что, если ты из 10 сложных трюков сможешь сделать только 2, то это уже не очень. Должна быть импровизация и судьи должны видеть, что ты получаешь удовольствие.
А было ли у вас чувство страха, когда сами участвовали в соревнованиях?
Я лично чувствую себя актером в большой игре. Многие спрашивают, как я борюсь со страхом, с давлением. У меня большой опыт, на первых соревнованиях меня тоже трясло вовсю, я просто не слышал своего имени. Впоследствии все выработал. Я играю в кино, в роли профессионального скейтбордсита, в нужное время, в нужный момент.
Чем занимаются скейтеры в зимнее время?
Я всегда в разъездах, у меня нет такого понятия как сезон. Зимой я могу себе позволить кататься на сноуборде, в Сочи гоняем. А так, обычно в Америку едем или Китай, туда, где тепло и можно покататься на скейте. Печальная ситуация с крытыми скейт-парками, в Петербурге есть два, но они быстро надоедают, в Москве совсем маленький скейт-парк, как комната. Самые крутые крытые парки в Голландии, их там куча, с деревьями внутри, все на серьезном уровне. Они очень поддерживают свою сборную. Еще классные парки есть в Америке, но они там не такие популярные, потому что у них погода и так хорошая. Есть самый крутой скейт-парк, тоже в штатах, он коммерческий, такой новый вид бизнеса. Туда нельзя пройти просто так, нельзя снимать на телефон, в инстаграм, только по приглашениям, и снимают серьезные проекты на профессиональные камеры. Это просто деньги из ничего. У них есть свой канал, все очень серьезно. Создали этот проект два великих скейтбордиста — Эрик Костон и Стив Бэррон. Бэррон рассказал мне как они к этому пришли: Эрик на то время зарабатывал очень много денег, но любил тусить, а у Стива был маленький скейт-парк, у Эрика Костона заканчивались деньги, и тогда Стив предложил купить помещение, пока еще есть деньги. Костон покупает помщение, Стив ставит туда свой скейт-парк, и получается их совместный проект. Потом они купили побольше помещение, просто огромнейший ангар, и так его оборудовали, расписали все, разрисовали. Таким образом, они сделали большой бизнес, ну конечно, привязали еще скейт-шоп.
В каких отношениях с пешеходами? Как обстоят дела с законом в России у вас как скейтера?
Я на скейте передвигаюсь как машина. По рядам, по стрелке налево, пешеходам горит красный, нам — зеленый, тогда еду. Я закон уважаю, проблем никаких не было и, надеюсь, не будет.
Существует ли определенный возраст, когда нужно оставить доску?
Нет, зачем? Мне кажется получать удовольствие можно в любом возрасте. Думаю в профессиональном скейтбординге еще покатаемся лет 10, может даже больше. Потом уже думаю формат легенды мы перейдем и будем делать все для развития скейтбординга в СНГ и в мире.
А как семья относится к вашему увлечению?
Им тяжело, конечно, что я постоянно в разъездах, но я стараюсь быть любящим папочкой. Привозить разные подарки. Варя вообще в экстазе, постоянно про папу все рассказывает, какой папа классный. Рад, что у меня дочка, был бы мальчик пришлось бы им сейчас заниматься, а дочка с мамой может оставаться, но все равно папина дочка. А пацаном нужно было бы заниматься. Мы планируем конечно, обязательно, к олимпиаде надо ряды увеличивать.
Как человек, побывавший во многих странах, скажите, велико ли количество девушек-скейтеров?
Их с каждым годом все больше и больше, это факт. Уровень девушек растет нереально. Раньше просто катались девчонки-пацанки, а сейчас уже есть более женственные. Легендарная Летиция Буфони из Бразилии например, недавно X Games выиграла еще одна девушка из Бразилии. У нас из России есть Катя Шенгелия, она очень круто катается, на X Games заняла 5 место и будет на олимпиаде по-любому. Потому что она — одна из немногих, которая может квалифицироваться туда. Недавно такое видел: приезжает блондиночка на Мустанге, приходит в скейт-парк из бетона, там отдельный контест для девушек был. Она в шортах скользит там, куда просто парни не заедут, по бетону скребет. По ней никак не скажешь, что на скейте катается, причем катается так, что смотришь и не веришь просто. Ну, в Америке это неудивительно, там все очень развито в этом плане. У нас в Москве тоже есть пару девушек — некоторые пацаны такие трюки не делают — Ксюша Маричева, ей 17 лет. Реально классные трюки делает. Мы были в Австрии, это были ее первые соревнования, 2 место заняла. Могла легко выиграть, просто очень переживала, первые ее европейские соревнования были.
Чем еще занимаетесь, кроме скейтбординга?
У меня нет времени ни на что другое. Коммуникация сейчас очень велика, времени на всех не хватает. Чем сейчас нужно мне действительно заниматься — это уличным скейтбордингом. Соревнования отнимают очень много времени и ты не можешь посвятить себя уличному скейтбордингу, потому что он очень травмоопасен. На соревнованиях ты должен пребывать в легком весе и быть настроен только на них. Очень важно быть грамотным менеджером своего заряда батареи, приходится очень много кататься. Один день квалификации, полуфинал и финал. Или бывает все в один день.
Возможно ли заработать на скейтбординге?
Могу так сказать, чтобы заработать надо работать, а чтобы разбогатеть понадобится другая идея.
Заработать можно, но очень сложно. Я думаю впоследствии сделать свою школу, но я не могу преподавать. Я могу приезжать делать шоу для детей, могу набрать команду из профессиональных преподавателей, которым нравится это дело. Сам не могу, потому что мне еще самому нужен преподаватель. Но это большая ответственность на себя такое дело брать, там очень много нюансов. Надеюсь будет много семей, которые хотят отдать своего ребенка человеку, умеющему кататься на скейте. На таком сейчас очень много можно заработать, в день 100 баксов минимум.
Вы не считаете, что дети сами должны учиться кататься?
Безусловно. Такой момент, ты сам будешь учиться, тебе могут подсказать, как это делать, показать ошибки и все, остальное сам. Не будет какого-то главного тренера, который будет заставлять что-то делать. Все на лояльно-обоюдном уровне. Для детей все можно представить в виде игры. Например, когда я Варю в первый раз на лыжи ставил, во-первых, нужно было ее внимание привлечь игрой, во-вторых, мы брали тренера на полчаса, который занимался с ней, а я вижу, что ей и 15 минут хватило. Главное — оставлять желание у ребенка возвращаться к делу. Всего должно быть в меру. Дети — это сложно, да, но сейчас такое поколение, ты можешь научиться и сам, смотреть ролики в интернете. В мое время, мы ехали в Петербург на электричках, было два рэперских магазина, где продавались американские кассеты. Мы покупали их, собирались 6−7 ребят и просто на повторе смотрели, визуализировали. Просто, когда я сам начинал кататься, я многого не понимал и вообще не знал, поэтому и нужны такие школы. Если бы кто-то мне это показал, это намного ускорило бы процесс. Также и сейчас, некоторым детям легче показать, и они смогут это повторить.
А что вы можете сказать о казахстанских скейтерах?
За 4 года не могу сказать, что кого-то можно выделить, ну есть парочку человек по технической части выделяющиеся. Нет площадки, чтобы уровень вырос. И нет такого лидера, как раньше был Виктор, чтобы люди видели, что ты делаешь трюки, и пытались что-то делать сами. Постоянно нужна компания, в которой есть человек катающийся лучше, чтобы была здоровая конкуренция. К сожалению, уровень вырос не так, как мог бы.
Как вы отнеслись к тому, что скейтбординг включили в программу олимпийских игр?
Я сразу же открыл бутылку дорогого вина. Это очень круто. Кто-то против, кто-то за. Но я считаю, что это этап развития, этап эволюции нашего спорта. Надеюсь, что большие деньги будут впоследствии у нашей индустрии. У каждой страны будет возможность иметь свою команду, свой олимпийский скейт-парк. Надеюсь, что в Казахстане тоже появится свой олимпийский скейт-парк.
После этого, изменилось ли что-нибудь в вашем городе? Увеличилось ли количество скейт-парков?
В моем городе нет. В Москве и Петербурге — да. В моем городе, к сожалению, ничего не меняется до сих пор. Хотя мама работает в администрации и никак не может пролоббировать это. У нас в районе есть 4 больших завода, которые должны заниматься социальной ответственностью, как-то поддерживать. Есть фанерный финский завод, завод железобетонных шпал, и просто смешно, что нет скейт-парка. Сейчас большая программа по восстановлению парка Первого мая, надеюсь мы подпишем. Я знаю, что это на моих плечах все — ехать, разговаривать, построить скейт-парк. Возможно, потом будут соревнования проводиться в Чудово, контест большой, с призовым фондом.
Что для вас скейтбординг?
Свобода, жизнь, путешествия, общение, листа А4 думаю не хватит для ответа. В двух словах этого не сказать. Я благодарен скейтбордингу за то, что уберег меня может от чего-то плохого, а, может, хорошего. Я просто действительно счастлив, нет-нет, искренне счастлив, что выбрал этот путь. Я получаю безграничное удовольствие, любой приземленный трюк — это просто эйфория. А если ты снял трюк — это, вообще, считай выиграл соревнование. Маленькие победы в каждом дне.
Можете дать несколько действенных советов для начинающих?
Самое главное, чтобы желание не угасало. Многие отворачиваются. На скейте очень сложно учиться кататься, достичь того уровня, когда получаешь удовольствие. У многих, когда не получается тот или иной элемент, они думают, что все, сейчас весь мир рухнет, тренируйтесь, и все будет. Нужно повторить примерно 10 тысяч раз один элемент, чтобы мышечная память запомнила как делать. Я всю жизнь катался без switch flip'а. Это когда катаешься левой ногой, если ты правша и правой, если ты левша. Это как левой рукой нарисовать картину, научиться делать левой ногой какой-то трюк, это очень сложно. Спустя 10 лет я научился. И нужно уметь оценивать свои силы, потому что скейтбординг травмоопасен. Если хочешь учиться кататься, нужно делать это каждый день. Время, оно реально, как песок, уходит. Еще, чтобы ускорить процесс обучения, нужна компания. Одному нельзя. Я вообще не могу один кататься, мне обязательно нужно, чтобы меня оценили. «You need pay for play» — это вот про скейтбординг.