Интервью с Селеной Шаянбаевой — организатором стендап клуба МЧС (Маленький Черный Стендап). Поговорили с ней о состоянии казахстанского стендапа, шутках про Назарбаева, женском и казахском юморе и есть ли у всего этого будущее.

Instagram-профиль клуба с отрывками из стендапов участников
Что вообще такое стендап?

Лично для меня — это свобода самовыражения. Ты приходишь туда, где нет запретных тем. Через юмор ты показываешь свои проблемы.

Для стендаперов. Чаще всего стендаперы — та категория людей с тяжёлым прошлым, которая умеет проще относиться к проблемам. Если стендапер живет простую и легкую жизнь, то ему не о чем будет рассказать. Когда человек приходит в стендап, он рассказывает о наболевшем, смеется над этим, вместе с ним смеются люди в зале и ему становится от этого легче.

Для народа. Существует ряд остросоциальных и политических тем, которые нельзя открыто обсуждать. За это можно сесть. А стендаперы умеют подойти к этим темам так, чтобы и затронуть их, и чтобы всем было понятно, что обсуждается именно эта тема, и чтобы никто не сел.

Но зачем выходить на сцену, если ты не уверен в себе, а за кривое словцо еще и могут посадить?
Это то, что восторгает меня в этих людях — они перебарывают свой страх. Я до сих пор не могу на это решиться. У меня уже готов материал, но выходить на сцену страшно. Хотя я довольна уверена в себе в повседневной жизни. А эти ребята в повседневной жизни обычно зажаты. Сцена — это их отдушина.

Стендап — это мощное культурное явление с поддержкой мирового сообщества. Почему казахстанский стендап в таком дне?
Потому что у нас он только-только развивается. У нас в принципе любая творческая среда только начинает развиваться.
Вся культура в Казахстане пока что на дне

А почему ты вообще решила открыть стендап клуб?

Это получилось довольно спонтанно. У меня в принципе в жизни все спонтанно происходит.

Мы сидели в баре. Пили. На тот момент я очень много пила. Я помню, как мы сидим, и я рассказываю друзьям о том, как я сильно люблю стендап. Я действительно очень люблю смотреть стендап-шоу.

Я рассказывала о том, как однажды сходила на один местный стендап и мне не понравилось. Не понравилось, как вели себя организаторы: на «открытом микрофоне» они стояли позади выступающих и корчили гримасы, мол, почему ты так не смешно шутишь. Даже когда шутки были смешными, из-за этих лиц на фоне пропадало все настроение. В зале была тишина. Атмосфера была ущербной. А потом вышли уже опытные, уверенные в себе организаторы и на фоне ребят с «открытого микрофона» зал, конечно же, смеялся. Хотя людей было не так уж и много. Это учитывая, что команда существует уже довольно давно и они чуть ли не каждую неделю проводят стендапы.

После этого я подумала о том, что можно ведь создать команду, которая будет как семья. Где комики не будут сидеть разрозненно, прятать друг от друга свои материалы и узнавать о них только в день стендапа. Чтобы ведущий не выказывал своего недовольства, а наоборот поддерживал выступающих… Так, что-то я немного ушла от темы.

В общем, мы сидели в баре и я жаловалась на жизнь, как это обычно делают люди подшофе. Рассказывала о том, что в школьные времена я очень мало времени уделяла учебе, потому что постоянно занималась организацией мероприятий и сейчас мне этого сильно не хватает. Особенно после того, как я переехала в Алматы и бросила университет. Через полчаса мы подошли к теме стендапа, где я с воодушевлением рассказывала о том, как мне это нравится, как бы я сама хотела выступить и даже построить карьеру стендапера.

И тогда друзья говорят: «Почему ты не можешь сложить 1+1. Ты любишь организовывать мероприятия и любишь стендап. Организуй стендап!». Ну я взяла и организовала.

А каких стендап комиков ты любишь?
Естественно, это Джордж Карлин. Дилан Моран мне тоже нравится. Из того, что ближе всего нашему менталитету — это Нурлан Сабуров. Душевно, сердечно, остросоциально.
Молодой и дерзкий Казахстан: Нурлан Сабуров

Американских комиков смотришь на английском?
Иногда на английском, иногда на русском. Сейчас больше не русском, потому что английский уже давно не практиковала.

А есть разница, когда слышишь их шутки на английском и когда их переводят на русский?
Определенно есть! Это с любым переводом так работает. Теряется какая-то изюминка что ли. Хотя иногда наоборот — переводчики адаптируют материал под наши реалии и от этого шутки становятся даже смешнее.

Как научиться шутить хорошо?

Я все же больше не комик, а организатор, и всегда считала, что юмор — это дар: это тебе либо дано, либо нет. Но после того, как появился клуб, мое мнение изменилось, потому что когда мы собрались, то у нас были ребята, которое вот вроде хорошо шутят, но не могут собрать из этого нормальный материал.

Тогда Макс @magzbuuny — юмористический мозг нашего клуба — поскидывал нам книг, в которых шутка раскладывается на составляющие. Там объясняется почему одни шутки смешные, а другие — нет.

Stand Up. Библия комедии Джуди Картер
Пошаговое руководство по созданию комедийного шоу Грег Дин

Так что пусть не отчаивается тот, кто не умеет шутить. Этому можно научиться.

Карточки «Как научиться шутить?»

А в чем уникальность стендапера? Чем он отличается от КВН-щика?

В плане выступлений. Стендапер выступает один. Это монолог. Все внимание аудитории направлено на него одного. КВШ-щики всегда работают командой. Они берут отыгрышем, миниатюрой и целой кучей других приемов.

В плане юмора. В КВН очень много запретных тем, как минимум про политику точно нельзя. В стендапе с этим помягче, но полный свободы тоже нет: когда я искала площадки для выступлений, то во многих местах нам говорили, что про политику и религию нельзя. Даже материться не желательно. В итоге я выбирала те места, где мои комики могут говорить о чем угодно, в какой угодно форме.

О чем ни в коем случае нельзя шутить в Казахстане?
«Запретных» тем очень много. Даже не знаю с чего начать…

О Назарбаеве можно?
Можно, если осторожно.

Это как?
В компании близких друзей. И чтобы поблизости не было никаких звукозаписывающих устройств.

То есть в стендапе нельзя?

Можно. Мы шутили и про Назарбаева, и про Аблязова, и про религию, и про проституток. Мы шутим обо всем, но делаем это на свой страх и риск.

Жалко, что я не смогла записать наши прошлые выступления. Постоянно какие-то форс-мажорные обстоятельства мешали мне это сделать. Может быть это нас и спасло.

Однажды на телефоне просто закончилась память.

Потом на одном из стендапов я поставила камеру на штатив чтобы снимать снизу, все вроде нормально, но потом ко мне подходит один из комиков и говорит: «Селена, посмотри, что там камера снимает». Я подхожу, а там задница кальянщицы просто во весь экран. Я быстро подбежала, переставила камеру и так же быстро убежала, чтобы не мешать зрителям. После стендапа я прихожу домой, просматриваю материал и оказывается, что там, где я оставила камеру, какой-то чувак выдвинул стул и он закрывал половину экрана. Ребята меня за это ненавидят, потому что они готовятся, выступают, надеются на то, что потом смогут выложить этот материал у себя в соц. сетях, а там вместо их выступлений — задница кальянщицы.

Но в следующие разы у нас уже будет камера и качественная съемка. Я на это надеюсь.

Есть темы, о которых стремно шутить, потому что могут посадить. А есть шутки, которые просто некоторые люди не приемлют или не понимают. У вас были случаи, когда после выступления стендаперу били морду?

У нас было одно супер лажовое выступление. Но это не наша вина, а организаторов. Мы были приглашенными гостями на одном культурном мероприятии.

Вышел Макс и говорит:

У меня есть друг, которого зовут Акбар, и я очень не люблю, когда мы говорим с ним по телефону и начинаются проблемы со связью. Приходится кричать «Алло, Акбар. Аллоооо, Акбар». Почему-то люди в такие моменты от меня шарахаются.

Аудитория сидела с каменными лицами. Контингент был не наш.

Потом он уходит со сцены и к нему подходят три пацана со словами: «Слышь, ты че про Аллаха шутишь? Ты че вообще про него говоришь?». Макс отвечает, что он не говорил про Аллаха.

— В смысле, ты говорил «Аллах Акбар» со сцены.

— Я говорил «Алло, Акбар».

Максу повезло, что подошел его друг и они как-то что-то с этими пацанами порешали.

Кроме этой, в его стендапе еще было несколько шуток, которые он начинал рассказывать, но потом смотрел на эти лица и понимал, что в зале их просто никто не выкупит. Он замолкал, на ходу придумывал другое заверение шуток. Но их тоже никто не выкупал. Это было ужасно.

Мы потом обсуждали это вместе с клубом и пришли к выводу, что такое выступление однажды обязательно должно было быть. Хотя бы просто ради опыта.

Это было на арт-фестивале от Kyrator 26 августа в «Глобусе», да?

Да-да-да. Нас туда пригласили, а после выступления подошли организаторы, не от «Куратора», а от «Глобуса», и сказали, что подадут на нас в суд. Якобы из-за нас у них будут проблемы. Это при том, что я заранее узнавала насчет запретных тем, рассказала о том, что будет и они согласилась. На следующий день мне позвонила Карина, организатор от «Куратора» и извинилась. Немного просчитались с аудиторией.

Наше интверью с Кариной из Kyrator

Нас еще сначала определили в какую-то маленькую палатку с палетами вместо сцены. Выступать там было невозможно, и я выбила главную сцену, правда уже в конце фестиваля. А в конце почти все уже разошлись и остались какие-то дети. Жестко шутить нельзя, материться нельзя, потому что звуковики уже грозились отключить микрофоны, если услышат еще хоть один мат.

В общем, после выступления ко мне подошли ребята и сказали: «Селена, давай побыстрее скроемся отсюда. Пожалуйста. Так стыдно».

Это было и страшно, и смешно.

Так из-за чего провалилось выступление — из-за аудитории или площадки?

И того, и другого.

Во-первых, костяк аудитории составляли какие-то мамбеты и матери с детьми. Было несколько продвинутых молодых ребят, которые действительно смеялись. Но лишь несколько.

Во-вторых, площадка была неподходящая, потому что для стендапа она должна быть как минимум закрытой, и чтобы люди находились поближе друг к другу. Людей легче рассмешить, разгневать и вообще раскрепостить, когда они в плотной толпе. А тут они стояли на парковке, где у каждого было несколько свободных квадратных метров. Короче, кошмар.

А как обычно реагирует аудитория на площадках, которые вы выбираете сами?
Очень положительно. Все смеются и к нам ни разу не подходили разгневанные моралфаги после шутки про «Алло, Акбар».

Я зашел в ваш Instagram-аккаунт, посмотрел отрывки из выступлений и у меня сложилось впечатление, что большинство комиков — это Сабуров на минималках. Почему так?

По больше части, это твоя призма восприятия. Ну и, возможно, еще из-за того, что они пока не нашли свой стиль. Это отрывки из первых наших стендапов и многие ребята выходили на сцену впервые. На самом деле, мне было бы очень интересно посмотреть на Сабурова на его первом стендапе.

У нас очень талантливые ребята. Но очень ленивые.

Как вы тогда вообще смогли организовать команду?

На первых порах я чувствовала себя мамой или воспитательницей в детском саду: во времена первых собраний и репетиций они мне звонили и говорили: «Алло, Селена, а можно я сегодня не приду?». Я всегда отвечала, что вы не в первом классе и просто по факту пишите, мол, я не приду или у меня не получится.

Еще у нас есть группа, в которой я периодически спрашиваю о том, кто придет на репетиции и в какое время. Все читают, но молчат. Я начинаю писать каждому лично — тут же отвечают. Я прошу их отвечать в группе, они соглашаются. На следующий день все отвечают в группе. Через день все снова молчат.

Зато в юморе они настоящие гении. У нас есть Дастан @dasshole — он мастерски играет со словами и буквами. Недавно мы сидим на репетиции, и он спрашивает:

Д: Как на казахском будет «финансы?»

Мы: «Қаржы».

Д: А как будет «бизнес» на казахском?

Мы: «Бизнес» или «қазақша бизнес».

Д: Нет, бизнес по-казахски — это «кражи».

И мы просто выпали в осадок от того, насколько это гениально.

Финансы на казахском — «қаржы».
Бизнес по-казахски — кражи.

Для того, чтобы стать стендапером нужно обязательно шутить, основываясь на своем опыте или можно просто придумывать смешные ситуации?
Лучше — основываясь на своем опыте, потому что действительно смешно можно рассказать только о том, что ты сам пережил и прочувствовал. Если ты придумываешь истории, то это уже не стендап, а КВН.

А кроме тебя в МЧС есть девушки?

Их было двое: Карина и Саида.

Карина — жесткая баба, она лесбиянка и у нее был самый черный юмор в истории нашего клуба. Она много шутила о религии, рассказывала о том, как в детстве постоянно ходила в церковь и почему попы любят детишек в коротких шортиках. Но после первого стендапа она куда-то пропала.

У меня тоже есть такая проблема — если я берусь за какое-то дело, и оно у меня неплохо получается, то я его быстро забрасываю. Потому что оно у меня и так неплохо получается, что тут уже ловить как бы. У нее, наверное, то же самое произошло: она выступила, выступила очень хорошо и потом перегорела.

И была еще Саида @saidavesnushka, у нее такой, специфичный казахский юмор. Но она тоже от нас ушла, потому что у нас в команде есть Рус @ruslantai, у которого тоже специфичный казахский юмор. Они встречались, потом у них случился какой-то конфликт, она написала в группу что-то, мол, удачи вам, и удалилась. Но сейчас они помирились, и она в скором времени к нам вернется.

У меня тоже такое было: после первого нашего стендапа, который прошел очень хорошо, все были в шоке, мы не ушли в минус и заработали около 70 тысяч тенге. Я покрыла все расходы, каждый комик заработал деньги, и все остались в восторге. Потом я на несколько месяцев пропала и ни с кем не контактировала, потому что у меня были проблемы в отношениях. Девушкам сложнее с этим справляться, они эмоциональнее что ли. Но когда эти токсичные отношения закончились, я вернулась в стендап с новыми силами. После этого я понимаю Саиду.

То есть девушки все-таки могут в юмор?

Могут. Правда, я однажды читала серьезный научный материал о том, что мужской и женский юмор воспринимаются по-разному.

Когда человек шутит — он проявляет власть над тем, кто смеется над его шутками. На подсознательном уровне. Поэтому женский юмор воспринимается немного по-другому. Мужик же должен всегда властвовать и почему он сейчас должен смеяться над ее шуткой, даже если она пошутила смешно.

Проводили исследование: показывали людям распечатанные шутки, которые писали девушка и мужчина, не подписывая кто что писал. Всем было одинаково смешно. А потом, когда сказали, что это женские шутки, а это — мужские, то интерес к женским шуткам угас.

Это меня пугает, потому что я все-таки девушка и тоже этому подвержена.

Самый большой мой страх — это то, что я выйду, облажаюсь по полной, мне скажут: «Как ты с таким чувством юмора вообще создала стендап клуб?», и я просто в слезах убегу в закат.

К счастью, ребята в клубе меня поддерживают. Я вообще очень рада, что наш клуб — это как маленькая семья. Если выбирать между тем, чтобы оставить все как есть или поступиться душевностью и много на этом зарабатывать, сделать это только карьерой, то я бы оставила все как есть.

Ты чувствуешь свой вклад в развитие казахстанской культуры?
Чувствую, но не только свой. У нас же команда. МЧС, конечно, не изменил историю, но небольшой вклад точно внесли.

Как вы вообще придумали такое название для стендап клуба?

Это была долгая история: мы сидели, пили… *смеется*

В какой-то момент наши репетиции превратились просто в какие-то бухаловки. Мы напивались, шутили в свое удовольствие, прорабатывали материал. Было классно.

Ну и однажды мы подумали, что МЧС — это про спасение. Мы поднимаем настроение тем, кто в этом остро нуждаемся и так далее.

Если честно, мне было первое время стыдно говорить, что мой клуб так называется. С одной стороны, это так тривиально, а с другой — это постирония. Все наши постеры с анонсами настолько ужасны, что это иронично. Я даже сегодня историю записала: «Не думайте, что наши шутки такие же плохие, как наши постеры. Рассматривайте это как постиронию».

Если не говорить о стендапе, то кто на данный момент главный шутник в Казахстане?

Аблязов… *смеется* …шутка.

Что-то ничего в голову не приходит.

Ну, например, слышала что-нибудь о Шоу Ирины Кайратовны?

Слышала, но они вообще не смешные. Я реально не выкупаю их шуток. Не знаю почему они так популярны, может их целевой аудитории эти шутки заходят, но мне — нет.

Помню, как я однажды решила посмотреть первую серию. Недосмотрела. Потом через полгода мне скидывают Шоу Ирины Кайратовны, расхваливая его. Снова решила посмотреть с первой серии. Недосмотрела. То ли я ничего не понимаю в юморе, то ли что вообще происходит.

Еще через какое-то время мы с моим молодым человеком решили их посмотреть в надежде на то, что что-нибудь да выкупим. В итоге мы пришли к тому, что в Казахстане просто научились камерами круто пользоваться. Съемки у них на уровне, но шутки… Не хочу никого обижать, но они ужасны.

Пока я это все говорила, то вспомнила, что Хаким Мукарам очень смешной. Может не самый смешной, но его юмор мне капец как нравится. Даже на смотря на то, что он вайнер.

Instagram-профиль Хакима Мукарама

А вайнеры не смешные?

В большинстве своем — нет. Хотя я знаю не так уж и много вайнеров. Но, думаю, что если были бы смешные, то я бы знала.

У нас даже Дастан как-то шутил о том, что вайнеры кормят своих подписчиков дерьмом, в плане контента. Но теперь они вышли на новый уровень, открыли бургерные, донерные, и реально начали кормить подписчиков дерьмом.

Вайнеры давно перестали стараться. Это факт. Вайнеры, откровенно говоря, кормят подписчиков дерьмом.
Один ушлый жирный вайнер пошел еще дальше: он открыл сеть донерных и начал буквально кормить людей дерьмом. Ну вот кто будет питаться едой от чувака с ожирением?

На самом деле, мы очень долго угарали над вайнерами, а потом Рус и Саида стали снимать свои вайны. Но они снимают их на казахском языке. В этой нише практически нет конкурентов, потому что все, что сейчас в этой нише снимается на казахском языке — дерьмо, одним словом.

Рус и Саида решили стать первооткрывателями и решили показать казахоговорящим людям, что шутить на казахском можно не только смешно, но еще и со смыслом.

Instagram с вайнами Руса и Саиды

То есть может существовать казахский стендап?

Это маленькая мечта наших комиков. Особенно Руса.

Помню, я одно время очень критично к этому относилась. Не знаю с чем это связано, но я не очень любила казахский язык. Но потом что-то случилось, и я его полюбила. Наверное, это из-за моего молодого человека. Он русский, но говорит и на казахском. Он изменил мое отношение к языку и теперь я готова помогать ребятам. Как только мы соберем аудиторию — организуем казахский стендап.

Ты планируешь сделать стендап своей работой?

Пока что нет. Я начала работать моделью, актрисой, сейчас у меня это на первый план вышло.

Честно сказать, я всю жизнь задавалась вопросом: «Что, если бы у меня были деньги? Если бы мне не нужно было работать на этой поганой работе, то чем бы я занималась?». И я очень долго не могла на него ответить. Все было как-то не интересно. Зато сейчас, когда я задаю себе этот вопрос, то понимаю, что хочу вкладываться в стендап, давать рекламу, набирать новых ребят. Мне все это очень нравится.

Но, к сожалению, в жизни есть куча проблем, с которыми ты сталкиваешься на пути к мечте: финансы, что-то личное, одно, другое, третье… Приходится работать. Я вот пока никак не могу сделать стендап своей основной работой, потом что элементарно деньги с каждого стендапа я делю поровну между всеми.

Сколько вы зарабатываете на стендапе?
Не много. Самая большая наша выручка, с учетом того, что были оплачены все расходы на звук и площадку — 40 000 тенге. Которые потом делились на всех.

Что ты ожидаешь от ваших стендапов в будущем?
В своей жизни я поняла одну вещь — лучше не строить никаких ожиданий. Если ты слишком многого ожидаешь, и все даже проходит нормально, то все равно потом наступает какое-то разочарование. Поэтому я не строю никаких ожиданий. Просто буду и дальше делать стендап.