Сегодня редакция «С» познакомит вас поближе с алматинской музыкальной группой «Molto Loud». Молодые, свободные, яркие, с британскими нотками в звучании, они не похожи на других казахстанских исполнителей. Зато они точно напоминают нам о юности, полной протеста, поисков и романтики. По словам Армана, Темирлана и Сабижана, они создают живую, дерзкую и универсальную музыку. Когда появилась идея создания группы, и чего ребята никогда не станут делать — в интервью Айжан Нурпеисовой.

С чего всё началось для Molto Loud? Когда занятие музыкой переросло во что-то серьёзное?
Темирлан: Сначала музыку писали вместе с Арманом, мы дружим ещё со школы. Была мечта, о которой мы с Арманом всё время говорили по телефону. Чуть позже познакомились в КИМЭПе с Сабиком. Нас всех собрала любовь к музыке и дружба. В первый же день всё уже было серьёзно. Конечно, когда нам было по 15, это выглядело как нечто любительское. Но на самом деле, я считаю, что мы всегда к этому очень серьёзно относились будучи даже щеглами.
Арман: Цель у нас всегда была одна и та же. Но, всё-таки, всё приняло более серьёзный оборот, когда мы пришли в SoundLab.
Темирлан: Просто сейчас всё приобретает другой окрас. Раньше это надо было только нам. А здесь, в студии, есть ещё люди, которые в этом заинтересованы. Появился дополнительный фактор серьёзности. Здесь от нас требуют что нужно, чтобы мы не расслаблялись. Потому что все мы люди и лентяи.

Можете ли вы себя отнести к тем счастливчикам, которые нашли два в одном, то есть и профессию, и хобби?
Темирлан: Да, однозначно. Думаю, ребята тоже так считают. Насчёт себя вообще не сомневаюсь. Я музыкант и точно буду заниматься музыкой. Может не всегда буду играть только на гитаре, но всегда буду в музыке.
Вопрос лично к Арману: вы раньше были в группе Мультик Alors? Расскажите про этот период.
Арман: Она появилась, когда Темир уехал учиться в Малайзию. Вообще у нас первая группа называлась Pineapples, где играли я, Темир и наши лучшие друзья. Самая первая группа, когда мы начали создавать свою музыку. Потом пацаны разъехались. Я остался один с Адилем, и мы создали группу Мультик Alors. Это был какой-то этап, проходящий мимо. Мне понравилось там играть, я приобрёл какие-то знания, кое-какой опыт. Всё было, как должно быть. Группа была хорошая, но я не жалею, что она распалась.
Вы недавно выпустили свой альбом, превзошёл ли он ваши ожидания? Какие отзывы фанатов?
Темирлан: Я не буду говорить, что мы чего-то ждали вообще. В первую очередь, мы писали хорошую музыку для себя, и наша вера в свой вкус отразилась и на наших слушателях. Очень многим наша музыка нравится и это вдохновляет. Начинаешь понимать, что это не только для тебя. И вот он результат, возникший от веры. Пусть будут плохие отзывы, но самое главное, чтобы люди услышали. Самый главный шаг — перейти через барьер, донести до всех. Сейчас слишком много музыки и очень сложно показать нечто своё, настоящее.
Арман: Нам самим очень нравится альбом. Процесс был долгий и усердный. И результат оправдал все наши ожидания.
Сабижан: Я хотел добавить, что альбом больше писали не ради оценки, а больше для самовыражения. Чтобы показать для себя, что мы это сможем сделать.

В первую очередь, мы писали хорошую музыку для себя, и наша вера в свой вкус отразилась и на наших слушателях. Очень многим наша музыка нравится и это вдохновляет. Начинаешь понимать, что это не только для тебя. И вот он результат, возникший от веры. Пусть будут плохие отзывы, но самое главное, чтобы люди услышали. Самый главный шаг — перейти через барьер, донести до всех. Сейчас слишком много музыки и очень сложно показать нечто своё, настоящее.

Кто занимается текстом для песен, а кто — музыкой?
Темирлан: Изначально было так: я писал 95% музыки и Арман столько же текста. Но с тех пор, как мы пришли на SoundLab, все принимают участие. Женя, наш продюсер, очень много превносит в нашу музыку, чему я очень рад. Он может добавить такой краски к ней, что мы даже и не знали о таких вариантах. Сабижан пишет свои партии, басовые. Иногда мы друг другу помогаем, конечно же.
Арман: В основном, каждый занимается своей частью, а потом помогаем, направляем друг друга.
У вас большинство песен на английском языке, будут ли ещё песни, например, как «Осень», на русском или, может, даже на казахском?
Темирлан: Всё может быть. Нет правил. Мне мама и много кто твердят, что нужно писать песни на казахском. Но я просто не чувствую, что смогу написать красивый текст, красивые стихи на этом языке.
Арман: Мы выросли под влиянием западной музыки. Мне комфортнее писать и петь на английском языке, нежели на русском или казахском. Но при этом я не исключаю того, что у нас песня может и на албанском выйти.
Темирлан: Да, всё может быть. У нас изначально всё пошло на английском, и с тех пор так и осталось, по умолчанию. Английский — это интернациональный язык. И если ты пишешь на английском, то сможешь донести мысль песен в любой стране. Везде есть люди, понимающие этот язык.

Мне мама и много кто твердят, что нужно писать песни на казахском. Но я просто не чувствую, что смогу написать красивый текст, красивые стихи на этом языке.

Часто ли вас сравнивают с зарубежными исполнителями?
Арман: Да, люди любят это дело, часто сравнивают. Нам говорят про Red Hot Chili Peppers или Arctic Monkeys. Я думаю, это по-настоящему слышится в нас. Мы выросли на зарубежных песнях, они повлияли на нас, и это неосознанно проявляется.
Темирлан: У меня есть любимый гитарист из «перцев», и мне говорят, что это сразу слышно, этим я горжусь. Я считаю, если хоть на ноготок приблизиться к ним, то это уже круто.
Арман: Его любимый гитарист тоже вдохновлялся кем-то, и это в нём тоже слышно.
Темирлан: Музыка создаётся на старой музыке. Это такая цепочка. Все жанры приходят от того, что кто-то переигрывает по-своему другие песни, и появляется что-то новое.
Есть ли у вас свои кумиры, идеалы? Люди, которые вас вдохновляют?
Сабижан: Не то чтобы идеалы, но кумиры, люди с которых я беру пример и которых я слушаю — это Фли, Джако Пасториус, Маркус Миллер. У каждого есть своя изюминка, что-то, чему можно научиться, как и у любого музыканта. Но прям идеала я не могу назвать, потому что люди не идеальны. Темирлан: А мне нравится Джон Фрусчанте. Он может и не идеальный человек, но он идеальный музыкант. Он меня вдохновил на отношение ко всему происходящему вокруг меня. Я понял, чтобы в жизни чего-то добиться, нужно этим делом дышать. Джон — творец, тот самый человек, который живёт искусством. То, что он делает — искусство ради искусства, а не ради денег или славы. Меня вдохновило именно его отношение к своему делу.
Арман: Сама группа Red Hot Chili Peppers дала нам эмоциональный толчок. В плане и музыки, и отношения друг к другу как группы.
Вернёмся к нашей стране. Что вы можете сказать про организацию концертов и фестивалей в Казахстане?
Сабижан: Учитывая то, что в Казахстане это недавно зародилось, нам есть куда развиваться. До этого всё было как бы андерграунд, а сейчас это всё выводится в массы, и, к сожалению, есть много замечаний. Как артисту не всегда удобно быть на некоторых мероприятиях: не совпадает техрайдер, иногда сами организаторы не следуют расписанию. Есть куда расти. Но радует, что сама идея появилась, и её воплощают в реальность, это подаёт надежды на то, что всё будет хорошо.
Допустим, вас пригласили на частное мероприятие, вам платят за это много денег, но из гостей вас никто не знает, и позвали вас только для разогрева, согласитесь ли вы выступить?
Арман: Я думаю мы не согласимся.
Темирлан: Играть перед людьми, которые едят — это вообще не кайф. С одной стороны, это да, денежный вопрос. Но, всё же, лучше не выходить, не играть перед такой публикой и не расстраивать себя лишний раз.

Играть перед людьми, которые едят — это вообще не кайф. С одной стороны, это да, денежный вопрос. Но, всё же, лучше не выходить, не играть перед такой публикой и не расстраивать себя лишний раз.

Можете ли рассказать о своих планах на будущее?
Арман: В дальнейших планах второй альбом. У нас уже имеются песни. Ну и, конечно, концерты, съёмки клипов.
Темирлан: Просто продолжать писать музыку, которая нам нравится, не сбавляя оборотов. Это главное. Остальное придёт само. Не могу сказать, что песни, которые мы сейчас пишем чем-то лучше тех, которые мы писали до. Но я могу сказать, что они отличаются от тех, которые мы писали год назад. Мне это очень нравится, потому что я ощущаю как мы меняемся. Самое главное — продолжать держать этот интерес.
Что вы можете пожелать начинающим музыкантам? Стоит ли оставаться в Казахстане и зарождать свой стиль именно здесь?
Темирлан: Я бы пожелал всем музыкантам, чтобы они делали всё по-настоящему. И изначально нужно быть уверенным в начинаниях. Только с таким подходом. Тут вопрос для них самих: готовы ли они потратить то количество сил и времени, чтобы достичь своих целей?
Арман: Да, конечно стоит остаться. Совершенно неважно, где ты, в каком городе, в какой стране. Важно, как ты это делаешь. Реально, главное делать это по-настоящему, не изучая рынок, тренды. Делать то, что ты хочешь.

Совершенно неважно, где ты, в каком городе, в какой стране. Важно, как ты это делаешь. Реально, главное делать это по-настоящему, не изучая рынок, тренды. Делать то, что ты хочешь.

Если вы любите отечественную музыку так же, как любим её мы, то обязательно послушайте альбом ребят и оцените их звучание.