Synthbat — сплетение искренней и честной музыки. Ребята знают о чем поют, что хотят донести до слушателей. Все с чего-то начинают, и в нашем интервью вы узнаете, с чего начинали свой путь молодые музыканты из группы Synthbat. Имеет ли название что-то общее с мультфильмом «Синдбад» и есть ли такое понятие, как «современная музыка»?

Расскажите о начале вашего творчества, как все зародилось?
Амаль: Так как я был у истоков создания группы, отвечу на этот вопрос. Мы, все ребята в группе, давно занимались музыкой. Играли в разных коллективах, играли кавер музыку, выступали на свадьбах, корпоративах. Однажды просто пришло понимание, что надоело играть чьи-то песни. Там хорошо платят, можно зарабатывать на этом, но будущего у такого творчества нет. Ты начинаешь деградировать, уже не можешь найти себя, в этих каверах не можешь определить кто ты, какая у тебя музыка. И вот мы как-то решили, я и мой друг — Руслан, остальные ребята к нам позже присоединились, с ним мы поняли что нужно делать что-то свое. Так мы записали наш ЕР, просто соединили какие-то музыкальные стили и свои сердца. Группа образовалась два года назад, примерно в мае. К нам приезжала одна группа — Nuteki, довольно известная белорусская группа, они попросили нас выступить у них на разогреве. И вот, вдвоем с Русланом выступали под минусы, пели прям как группа «Чай вдвоем», без банды, без барабанщиков и остальных музыкантов. 2016 год завершился более спокойным, мы выпустили всего один сингл, а в 2017 начали плодотворно работать над репертуаром, набирали команду. Появилось больше выступлений, новые знакомства. 2018 год совсем другой, он уже стал более насыщенный.
Сейчас вас в группе пятеро. Кто за что отвечает, на чем играет?
Султан: Я гитарист.
Даниил: Я бас-гитарист, Амаль — вокалист, композитор; Руслан тоже вокалист, композитор и мультиинструменталист, то есть играет на всем, Томас — барабанщик.
У вас у всех есть музыкальное образование?
Амаль: Да, у всех, кроме Томаса. Но у нас у всех среднее музыкальное образование, высшего нет. Я учился в школе имени Куляш Байсеитовой, легендарная школа. Играл я на виолончели, а перед окончанием перевелся на контрабас, еще играл на клавишах.
Султан: Меня отправили в четвертую музыкальную школу. На самом деле я не хотел, но потом меня взяли в оркестр. И я вообще не планировал связывать свою жизнь с музыкой, но после поездки в Нью-Йорк понял, что мне это нравится и я хочу это продолжать. Поэтому поступил в музыкальный колледж имени Елебекова, и 4 года учился там.
Даниил: Я начал свое музыкальное обучение дома, просто купил себе гитару и начал заниматься. Спустя какое-то время я поступил в ту же школу, где учился Султан, джазовая школа, музыкальная. Отучился там экстерном, три года. На этом мое музыкальное образование закончилось.
Как вы уже сказали, группе два года, как считаете достаточный ли прогресс произошел за это время?
Амаль: 2016−2017 года мы были в турах по Казахстану и Кыргызстану, плюс были небольшие выступления в Алматы. В 2018 году нас позвала интересная музыкальная команда — NLM (No Longer Music), в тур в Украину. Мы поехали втроем, потому что Руслан не смог, а Томас уже учился в Германии, мы были без гитариста и барабанщика. Но в Украине мы нашли ребят, которые нам помогли, мы с ними очень сдружились. Объехали 8 городов, был огромный опыт для нас, так как мы никогда не играли для публики в 2000—3000 человек. А приехав сюда, у нас снова был тур с Nuteki, третий год подряд: Алматы — Шымкент — Бишкек — Токмок. И мы приехав с Украины увидели разницу, публики уже было под 1000 человек. Мы поняли, что в наших странах народ более сдержанный, его сложнее раскачать нежели в Украине. Там ты выходишь, говоришь: «Привет, я из Казахстана!», и уже все кричат, не зная твоих песен. Очень хорошо нас там приняли.
О чем ваши песни? Опишите свой стиль.
Амаль: Данил с Султаном просто не работали над ЕР, их тогда еще не было. Они пришли в команду и играли уже то, что было придумано. Но в дальнейшем мы будем писать новый альбом, новые песни, поэтому я хочу услышать, как они понимают наши песни и какой у нас стиль.
Даниил: Что-то смешанное: поп, инди и рок. Сам ЕР не сконцентрирован на одном стиле, каждая песня по-своему отличается, где-то есть рок, где-то поп. Мы позиционируем себя как поп-музыку.
Амаль: Да, однозначно, мы под категорией поп. Но сейчас все настолько смешалось, что ты не знаешь, что есть что, все объединилось. Мы хотим играть что-то интересное, не похожее на остальное. Мы пишем песни о мотивации для молодежи. В песне «Не живи без мечты» черным по белому все написано, есть какие-то советы, или песня «Знаю», она про детство, о том, как мы взрослеем, становимся другими. Песня «Я с тобой» о верной любви парня к девушке, о том, что любовь это не какие-то чувства или эмоции, не о том, что просто можно «поматросить и бросить», любовь — это решение, если ты сказал, что любишь, то ты как мужчина должен этого придерживаться и понимать это.
Даниил: В наших песнях отображаются наши жизненные принципы. И мы стараемся продвигать это в народ.
Амаль: Да, все наши песни — это мы. Песен пока не так уж много, но они будут, тогда мы больше раскроемся о том, кто мы и чем живем.
Песни будут только на русском языке? Или планируете на английском? На казахском кажется у вас есть одна.
Амаль: Да, на казахском есть, она сильная для меня была. Раньше я мечтал просто уехать из страны, хотел учиться где-то, лишь бы не здесь, думал, что нет будущего и вообще не хотел связывать свою жизнь с Казахстаном. Но однажды я понял, что люблю свою страну очень сильно. К сожалению, в школе не выучил свой родной язык. Но хочу его изучить, погрузиться в культуру. И вот, эта песня была написана в такой период, когда я понял, что хочу жить в Казахстане. На английском вряд ли будем писать, только если не понадобится для конкурса какого-нибудь. Мы ориентированы на СНГ, на русскоязычную аудиторию.
Маловероятно конечно, но связано ли название группы с мультфильмом Синдбад, если нет, то что означает Synthbat?
Султан: На самом деле мы не вкладывали особого смысла в название. Оно состоит из двух слов «Synth» — синтезия, смешение чего-то и «Bat» — это летучая мышь.
Амаль: На русском языке сказка Синдбад, то есть мы поменяли две буквы на Т и еще перевели на английский язык. Но мы понимаем, что людям очень сложно понять как это пишется, немного замудренно, кто-то не понимает даже как читается наше название. Поэтому мы думаем как-то упростить, может просто на русском будет «Синтбат».
А кого вы слушаете, какие жанры предпочитаете?
Даниил: Я никогда не выделял кого-то, как кумира. Просто я меломан. Но на данный момент одни из крутых современных групп для меня — Twenty One Pilots. Султан: Когда я учился в музыкальной школе, я выделял, в отличии от Дани, мне всегда нравилась рок-музыка. Я думал, что если хочу быть крутым гитаристом, то мне нужно всегда слушать рок, потому что там явно выражается гитара. В последствии, поступив в колледж, я понял, что музыка очень многогранна и больше не относился так скептически к другим стилям.
Амаль: Я учился в классической школе и мне с детства прививали, что надо слушать классику. Сейчас я понимаю, что это самая богатая музыка. Я уже давно ничего не слушаю, прошли те моменты, когда я засыпал в наушниках. Сейчас, слушая музыку, обычно в машине, я больше анализирую ее, а не слушаю для души. Классика всегда была в моей жизни, но я не любил ее слушать. Назову одного человека, который очень повлиял на меня, это певец Стинг. Мои родители ставили его мне в детстве, его музыка была как колыбельная.
Каково было выступать на тоях? Многие музыканты говорят об этом с негативом, очень неприятно выступать перед толпой, которая относится к вам как к развлечению.
Султан: Я работал где-то на протяжении трех лет в этой сфере. На самом деле, не думал, что буду зарабатывать, играя на тоях или в каких-то клубах. Для меня это всегда было так, что вот, поиграю немного и займусь своим, или вольюсь в коллектив. Когда я играл в клубах, я думал только о том, чтобы поскорее это закончилось. На тоях, я прям чувствовал, что просто не на своем месте. Все эти каверы, плохие каверы, от них никакого толка, только деградация. Согласен, платили неплохо, но я понял, что нужно всегда выбирать: финансы или твой потенциал, талант.
Амаль: Игра на корпоративах, свадьбах — самые быстрые деньги, которые сможет получить музыкант. Ты отыграл, тебе заплатили и все. У тебя, в принципе всегда будут деньги на руках от такого вида заработка, это круто, но это не путь для прогресса. Не назову это плохим моментом в своей жизни, но я чему-то научился. Были моменты, когда в прямом смысле, тошнило от песен. Понимал, что я играл одну песню пять лет подряд, она не моя, она кому-то принадлежит, ее играют все кавер бенды. Люди внимания на тебя не обращают, они там пьют, танцуют, ты не человек для них. Группа на вечер. Если есть какая-то заминка в мероприятии, то группе говорят сыграть что-нибудь, группа в такие моменты, как затычка в дыре. Конечно, если бы я играл в группе какой-нибудь звезды, то все было бы по-другому. Там ты приходишь, играешь 6−8 песен и уходишь. А кавер группа сидит все мероприятие, с трех часов дня до часу ночи. Ты должен находиться пока не начнется и не закончится мероприятие. Но, конечно, это хороший опыт. Даже певица — Адель, очень долгое время пела в барах. Все с этого начинали. Это хорошая школа. И это лучше, чем петь на Панфилова или на Арбате, тебе платят больше, статус повыше и у тебя есть костюм.
А кого вы слушаете из казахстанских исполнителей?
Даниил: Есть пару ребят. Так как я самый младший в группе, я больше погружен в тренды. Знаю казахстанских парней, которые делают хорошую музыку. Ну, один из них это Молданазар. Он сделал то, чего вообще никто никогда не делал в Казахстане. Есть молодые парни как M'Dee, Abdr, Jah Khalib конечно, Данеля Тулешова еще.
Амаль: У нас так и происходит, к сожалению, тебя никто не знает, ты никому не нужен, но стоит засветиться где-нибудь там, не у себя…
Султан: А мне больше нравится старая школа Казахстана: А'Studio, Дервиши.
Амаль: Molto Loud, Far In Gate тоже хорошие группы.
Султан: А! Еще Celestial Whales есть, тоже классные.
Как вы считаете, имеет ли смысл понятие «современная музыка», или настоящая музыка должна быть вне времени?
Даниил: Какой-то стиль не задерживается долго. Я думаю, что современная музыка растягивается лет на десять. В течение этого промежутка ты можешь говорить, что это современная музыка. Она действует на коротком промежутке, все равно с каждым годом музыка меняется. Есть конечно гениальные композиции, которые были раньше, но мы не можем их считать современной музыкой, потому что все равно мы идем вперед. Понятие современной музыки определяет какой-то промежуток времени, в котором мы живем.
Султан: Я думаю, что есть современная музыка и старая. Но, также согласен с Даней, есть определенные треки, которые все знают, например James Blunt — You're beautiful, любой школьник знает. Но все же есть грань между современной и старой.
Амаль: Если брать музыку в целом, в культурном контексте, как она расположена в мире. Ее можно назвать не музыкой, а хайпом. Как-то смотрел интервью с Батырханом Шукеновым, и он говорил про то, что раньше, когда выходила песня, это было прям целое событие. Сейчас этих песен миллиарды каждый день, они все похожи, их прям как на конвейере делают. С одной стороны круто, что сейчас все доступно, есть Youtube, но с другой стороны, музыка превратилась в конвейер, в хайп. Может для обычных людей это круто, им это нравится, но для нас, как для музыкантов, это не музыка. Слушая Федука, Элджея страшно думать вообще. Хочу написать об этом песню, что будет с нашим поколением, с теми, кто растет на такой музыке, что с ними будет дальше. Вообще совет для молодых, может не мной придуман, но когда я узнаю о каком-то новом исполнителе я смотрю интервью с ним, что он говорит, как мыслит, что несет, правда ли о чем он поет в песнях. У каждого музыканта есть посыл. Очень важно, среди всего этого многообразия увидеть то, что будет полезно человеку. Я думаю, что музыка, как у Элджея или Федука не ведет к улучшению человека, как личности, здоровой личности. Возможно, эти парни начитанные и им просто нужен хайп, деньги. У нас, у Synthbat другая позиция, да, нам хочется хайпа, но мы не будем за ним гнаться. Мы будем петь о том, о чем действительно думаем. Будем честны с собой, со слушателями.
Султан: Да, действительно, быть искренними это важнее, чем штамповать музыку. Я просто смотрел интервью многих участников Black Star, и они не такие, о чем поют в песнях. Мне кажется люди иногда не знают о чем они поют.
В чем заключается ваша задача именно как музыкантов? Что вы хотите показать/донести до слушателей?
Даниил: Во-первых, мы хотим показать, что мы обычные люди, такие же, как и все. Мы не строим из себя звезд. Основная задача рассказать про жизнь и дать пример молодому поколению.
Амаль: Мы — настоящие. Наша цель, чтобы в наших песнях слушатель узнал себя, чтобы после песен не оставалось только хорошего настроения, но и чтобы они оказали влияние на него. Мы все верующие люди, наша группа, поэтому пишем все через эту парадигму. Мы не пропагандируем это, но делаем все через призму неба и фундаментальных вещей. И очень хотим, чтобы молодежь была здоровой, не в физическом плане, а в плане головы, души и сердца. Чтобы мы не выросли в черствое поколение, которое не умеет любить, прощать. Просто тенденция в мире сейчас такая, стерты грани, не понимаешь, где хорошо, где нет. Все смешалось. Как в музыке, так и в мире. Мы поем об этом, мы люди, которые говорят о каких-то четких вещах, мы не говорим о сером, мы говорим о черном и белом.
Султан: Наша цель — донести до наших слушателей, что действительно есть моральные ценности. Мы не хотим, чтобы молодежь нашего времени как-то была обманута тем, что если будут делать что-то как им сказали, они будут счастливы. Дать понять людям, где их мерило, и всегда есть выбор делать: либо добро, либо зло.

Теперь вы уже познакомились с участниками группы, но окончательную оценку их творчеству сможете дать после прослушивания альбома: