Многие авторитетные издания считают: чтобы раскрыть музыканта, нужно писать о персоне. «С», к сожалению или к счастью, пока ещё не столь авторитетен, поэтому мы будем писать о музыке. Однако даже мы, являясь слугами народа, обязаны отдавать дань эпохе потребления, поэтому постараемся уместить все самые значимые события в жизни Галымжана в одной главе, ну а дальше — творчество.

Начало

Родившись 20 октября 1988 года в ауле Караозек, что под Кызылордой, Галымжан и представить себе не мог, что однажды о нём будут писать в независимых казахстанских онлайн-изданиях. Однако, воспитываясь в традиционной казахской семье, вместе с двумя братьями и тремя сестрами, он с малых лет ощущал музыку в своем сердце и знал наверняка, что когда-нибудь переберется в Алматы (несмотря на то, что младший сын, обычно, остается в родительском доме).

К счастью, несмотря ни на что, родители Галымжана — очень понимающие люди, а главное в семье — понимание, так что в 2006 году, сразу после окончания казахской школы, он поехал в южную столицу учиться эстрадному вокалу в Академии искусств имени Жургенова. Без какого-либо музыкального образования его, конечно же, не приняли. Тогда, чтобы не возвращаться домой, он решил поступить туда, где какая-либо предварительная подготовка не требуется. Нет, не на журналистику. На драматического актера.

Вроде бы ничего: живет себе в общежитии, осваивает специальность, по которой вряд ли будет дальше работать, любуется красотами города своей мечты и пишет песни (это, впрочем, у него ещё с 9 класса). Хотя, говоря откровенно, это не то чтобы предел мечтаний, так что, проучившись около года, он бросает академию, его выгоняют из общежития и он несколько месяцев живет на улице. Сомнительные перемены. Благо — лето, ночью тепло, а во дворах и парках всегда были свободные скамейки. Молодому и дерзкому мечтателю, сконцентрированному на своих целях и в шалаше рай, главное, чтобы родители не узнали, а то непременно забрали бы обратно.

Мир не без добрых людей, так что осень, зиму, да и вообще следующие несколько лет Галымжан посветил не выживанию, а знакомству с миром саундмейкинга. Учитывая, что на момент переезда он и пары слов на английском связать не мог, знакомство это проходило, как первые недели жизни котенка, вслепую. Он открывал, слушал, запоминал. Он искал «то самое» звучание, которое так часто слышал в своих снах, отголоски которого хранил в своем сердце. Однако, на что-то нужно было жить, поэтому Галымжан, на некоторое время, стал гострайтером для Кайрата Тунтекова, группы Ринго и многих других. Пойдя на эту вынужденную меру, получая, в среднем, 5000 тенге за текст, он знал, что совсем скоро придет его время.

Его время пришло через девять лет.

Даже палка стреляет раз в год

Как ни прискорбно, но отечественная ментальность практически исключает собственное мнение. Может, к этому причастна история, может, особенности национального воспитания… В любом случае, суровая действительность такова — пока кто-то извне не скажет, мол, «вот это действительно круто», наши граждане, в большинстве своём, не станут придавать этому особого значения. Но это всё лирика.

Галымжан выстрелил в 2013 году, когда его клип на песню «Akpen birge» заметили в России и даже дальше.

Си́нти-поп, как говорит Википедия — это жанр электронной музыки, который стал известным в 1980-х, в котором синтезатор является доминирующим музыкальным инструментом. Жанр возник в Японии и Великобритании в эпоху постпанка и как часть новой волны конца 1970-х и до середины 1980-х.

Однако синти-поп Молданазара — это ламповая атмосфера советских квартирников. Это ностальгия по тем славным временам, которые, что автор музыкальных композиций, что автор этой статьи, в принципе, не застали, но они оба считают, что это музыкальный эталон и душевное состояние, окунувшись в которое, захочется утонуть.

Разрыв реальности

Годы шли, а английский язык Галымжан так и не выучил, но это не помешало ему в 2015 году познакомиться с американской группой рок-виолончелистов «Break of Reality», с которыми он сначала выступил на казахстанско-американском фестивале USKZ FEST со всем полюбившейся песней «Akpen birge», но с новой, чумовой аранжировкой, подарившей Молданазару новое звучание, а группе — новую композицию, которую они и по сей день исполняют во всех уголках мира.

Проба качества для настоящего таланта — это когда люди улавливают смысл твоих песен, независимо от языка, на котором ты пытаешься до них его донести. Пропустив через себя этот дикий вайб, ребята из группы «Break of Reality» пригласили Галымжана выступить с ними в Нью-Йорке. Ну он и поехал.

Можно бесконечно долго искать запись этих двух концертов, а можно посмотреть документальный фильм Каны Бейсекеева и узнать о том, как это было, будто вы сами постоянно вторгались в личное пространство Галымжана Молданазара.

Кстати, проведя в Штатах целый месяц, у Галымжана, в отличии от стипендиатов программы «Болашак», ни разу не появилось желание остаться, даже наоборот, последние несколько дней он только и думал о том, как вернется в Алматы.

Плюс ко всему, появился ещё один полноценный клип, который все дружно назвали «cross-cultural collaboration» и, пожалуй, это одно из лучших её проявлений.

Честное творчество

Отец Галымжана всегда говорит:

«Делай то, что хочешь, главное — не обманывай себя и других».

В купе с принципом «Я делаю то, что нравится, в первую очередь, мне самому», Молданазар стал одним из самых честных исполнителей Республики Казахстан. Он не выдает материал за материалом, в надежде на то, что пипл схавает. Он не ведет себя, как Кайрат Нуртас в свои лучшие годы, а остается своим в доску, как для современной молодежи, так и для тех, кто был молодежью во времена 70−80−90х. Он не выступает на тоях и государственных мероприятиях, потому что считает, что петь под фонограмму — не то, что аудиторию, себя не уважать.


Субъективное мнение автора: творческая деятельность Галымжана Молданазара популяризирует казахский язык лучше, чем все государственные программы вместе взятые. Простой пример — ваш покорный слуга, в силу некоторого ряда историко-этнических причин, не владеет казахским языком, за что ему очень стыдно, однако стоит где-либо заиграть королю казахстанского синти-попа, как он начинает во весь голос орать «Алыстамааа», «Қош бооол» или «Ақпен бірге болуғааа».


Галымжан, как и другой известный исполнитель из Казахстана, просто дарит стиль, даже если кому-то до этого нет дела. Этот полностью пронизывает следующий клип.

Социальное звучание

Журналисты только на вид такие черствые и циничные, хотя… такие тоже бывают, но даже у них случаются моменты, когда перехватывает дыхание, по телу пробегает дрожь, а на глазах наворачиваются слезы. Следующий клип вряд ли кого оставит равнодушным.

P. S. Если желаете чуть более объективного описания, то посмотрите фильм о фильме или прочитайте вот это интервью от Vласти.

Зачем быть вторым Иваном Дорном, если можно стать первым Галымжаном Молданазаром?

Подводя итоги, можно сказать, что даже если бы синти-поп не возродился, если бы музыку на казахском вдруг перестали бы слушать или даже если бы весь мир в одночасье потерял вкус, и так почти уже потерял, Галымжан все равно продолжал бы делать то, что делает.

Будем ждать новых смелых работ, а пока, вот вам один из последних клипов, в котором сокрыты два самых главных страха Молданазара — популярность, которая убивает творчество, и тои.

А на днях появился клип на саундтрек к новому фильму «Шестой пост», основанному на реальных событиях. Кстати, премьера этого фильма состоится 15 марта.