Пришли новые герои. И художники, которые борются с системой и никак не могут ее победить.

И эти миротворцы с гранатометами. Революционеры, террористы и сепаратисты. И даже современные певицы. Почему, почему вы все в масках? От кого вы, самоназванные герои, прячете свои лица?

Эй. Снимите маски. История хочет запомнить, как выглядят ваши лица.

Представьте, что вы молоды. Вы ещё не видали жизни, но все вокруг говорят, что она не сахар. И ничего не делают, чтобы хоть как-то изменить положение. У вас появляются вопросы. Однако ответы, которыми авторитетные источники заполняют эфиры и полосы — не то чтобы откровенное надувательство, просто звучит все это, как данные из параллельной реальности. Вы начинаете искать ответы самостоятельно эмпирическим путем. Находите. Ужасаетесь от факта тотального умалчивания и безразличия людей к тому, что пока их не коснулось. Теперь у вас есть два пути: пополнить ряды армии безмолвных потребителей, наслаждаясь своим коровьим счастьем за стенами воздушного замка, или вступить в отряд деятелей, рискуя быть непонятым, освистанным, привлеченным к уголовной ответственности, забытым и уничтоженным, во всех смыслах этого слова.

Молодой и дерзкий стрит-арт-батыр из Алматы, Паша Кас, выбрал вилку второй путь. Теперь он своими работами задает широкой общественности вопросы, которые беспокоят и, в крайней степени, возмущают его самого: «Как?», «Зачем?», «Почему?».

Редакция «C» уже не раз упоминала Павла в своих материалах, но теперь мы решили сделать полномасштабный гид по его творчеству.

В Алматы

Начнем с того, что Павел решил пригодиться там, где и родился, что в нашей стране уже должно вызывать уважение. Как и большинство из нас он учился в школе, где ему с малых лет прививали общие положения Закона джунглей — выживает сильнейший, правда на языке XXI века это звучит, как: «выживает тот, кто зарабатывает большие деньги». Но кто из нас в рабочем восьмом классе всерьез задумывался о карьере банкира? Правильно — дети банкиров, все же остальные в свои 14 лет любили рисовать на полях тетрадей, в блокнотах, а то и на форзацах учебников. Здесь и Паша Кас не стал исключением, разве что вместо геометрических узоров и карикатур на одноклассников, он иллюстрировал свои мысли-вопросики, которые денно и нощно крутил в своей голове. Затем, в 2010 году, из скетчбука эти мыслишки плавно перекочевали на стены. Это был ещё не стрит-арт, но граффити. Творческий путь самого эпатажного стрит-арт художника Казахстана начался с проекта:

«У стен есть уши»

По правде говоря, проект давно уже вышел за рамки Южной столицы, на сегодняшний день уже более двух сотен ушей разоблачают стены Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга и Ташкента. Смысл этой работы кристально ясен всем живущих на территории постсоветского пространства.

Думайте, что вы делаете тогда, когда думаете, что вас никто не видит и не слышит.

29 августа 2013 года, в самом центре Алматы, города с самым большим количеством «ушей», Павел разместил инсталляцию, состоящую из фотографий десятков людей — друзей, знакомых, прохожих, незнакомцев, присылающих фотографии своих ушных раковин на почту и в социальных сетях. Кому-то такая поддержка может показаться странной, мы же считаем, что это — народное признание, особенно если учесть, что основной поток критики исходил лишь со стороны именитых арт-деятелей и образцовых представителей офисного планктона.
Первая инсталляция художника стала отличным поводом для диванных критиков выразить свое одобрение или негодование, но все это не идет ни в какое сравнение с резонансом, который вызвал проект, под названием:

«Всем ПОХ»

Республика Казахстан стремится всегда и во всем быть первой, но если о супер-крутых показателях экспорта урана и мочалок знает каждый третий, то о том, что Казахстан ещё и лидирует по количеству самоубийств на душу населения среди стран СНГ в 2012 году знал, кажется, только Паша Кас и мириться с таким положением вещей отнюдь не собирался.

Утром 4 октября 2013 года один из рекламных щитов на улице Абая запестрил, но не рекламой очередного супергеройского фильма или сети ресторанов быстрого питания, а самоубийственной статистикой, манекеном в петле и семью буквами, может и не совсем стандартизировано, но чертовски правдиво отражающими суровую действительность.

Сама работа не провисела и суток, зато холивар, поднявшийся после, тянул на отдельный проект в стиле «Союз консерваторов Казахстана», потому что именно Союз художников подверг работу наибольшей критике, аргументируя тем, что: «Это не художественное творчество. Это, скорее всего, крик души отдельного человека, который не реализовал себя или кто-то ему помешал реализовать себя. Искусство должно идти от гуманного, от прекрасного. Тоже можно показать и боль человека, и страдания, но не таким путем». Однако вся соль в том, что люди понимают тебя лучше всего, когда ты говоришь с ними на одном языке, и говорить с отчаявшимися людьми нужно на языке отчаяния.

Акция одного человека

Это название, под которым мы сами объединили следующие три проекта Паши Каса:

1) Антиалкогольная акция в супермаркетах, когда художник ходил по спиртным рядам и заклеивал этикетки крепких напитков стикером с надписью «Сегодня не пей» и призывал к этому всех неравнодушных противников алкоголизма. К слову, в далеком 2013 году в Казахстане 200 тыс. человек официально были признаны алкоголиками.

2)"Весь мир у ваших ног, а вы сидите в своих квартирах и офисах" - крик в пустоту усталых глаз менеджера среднего звена, надпись на торце жилого дома, призванная стать обращением ко всем, кто разменивает жизнь на зарплату и за всей этой мешаниной серых будней уже забыл ответ на вопрос «В чем смысл вашей жизни и что вы собираетесь делать?».

3) «Год Культуры» — рецепт провокационной инсталляции от Паши Каса: возьмите одно унитарное государство с президентской формой правления (проследите за тем, чтобы оно было взято из среднеазиатского региона, обязательно — в период созревания года культуры) и 11 больших белых трусов. Развесьте их перед акиматом самой большой части Республики, предварительно написав на них что-то безобидное, но в то же время кричащее во весь голос. Приправьте всё остросоциальным соусом и сервируйте стол на несколько тысяч человек. Bon Appetit!

Мы назвали всё это «акцией одного человека», во-первых, потому что Паша, почти всегда, воплощает свои проекты один, а во-вторых, потому что здесь нельзя измерить отдачу: помогло ли это сдвинуть с места монолит эпохи потребления и, хотя бы, на денек выбить людей из их зоны комфорта, показать, что можно жить по-другому — неизвестно. Но если хотя бы один синячок, самый маленький офисный планктончик или забитый чиновничек после этого запустил в своей голове странный, непривычный, может, поначалу даже пугающий мыслительный процесс, который в дальнейшем круто изменит его жизнь в лучшую сторону — все это было не зря.

Стены

«Стена Цоя» — вдохновленный бессмертными песнями, культовым фильмом «Игла» и историей алматинской жизни Виктора Цоя, проект. 21 июня 2014 года, в день, когда музыканту исполнилось бы 54 года, года Паша Кас разрисовал стену возле Арбата, на которой изобразил солиста группы «Кино» сидящим на корточках, улыбающимся и с кружкой чая. Не распространенно-пафосным, а своим в доску, каким он был и есть для миллионов фанатов по всей территории постсоветского пространства. Лирика Виктора Цоя — то, что оказало неизмеримое влияние на творчество юного стрит-арт-художника из Алматы и до сих пор в каждой из его работ можно проследить линию перемен, которых жаждет его сердце.

Стена правды или «Немножко параллельная реальность». Представьте себе мир, в котором со всех газетных передовиц вам прямо в лицо бросают лишь правду и полезную информацию. Каждая полоса пестрит фактами, действительно существующими цифрами и правильно расставленными акцентами. События освещаются независимо от нашептываний правящих кругов и расследования публикуются без страха быть привлеченным к уголовной ответственности. Представили? Теперь расстраивайтесь, ведь все это — немножко параллельная реальность. Независимая журналистика в нашей стране, как единорог. Она есть, но её так сложно найти, что всех, кто говорит, что видел её, считают сумасшедшими. Наша казахстанская правда — это конь, с примотанным к морде джинсовым рогом. Вот об этом работа, которую в ноябре 2014 года Паша Кас оставил на одной из стен Алматы.

Стена статистики или «По статистике, всех все устраивает. Кроме меня». Изначально проект должен был состоять из надписи «ERROR 404 street art work NOT FOUND», однако в последний момент было решено кардинально изменить концепцию. За красным кругом диаграммы можно разглядеть белые силуэты цифр. Не знаем, нужно ли здесь что-то ещё писать, ведь иллюстрация говорит сама за себя.

Это фото и все последующие с соответствующей вотермаркой любезно, хоть и без ведома, предоставлены сайтом: voxpopuli.kz

По статистике, 2015 год в Алматы богат на работы Паши Каса, так что двигаем дальше.

Диванные войны

Этот раздел мы хотели посвятить оффлайн обращениям к онлайн-общественности, в красках расписать вам все об эпохе потребления и моралфагах-псевдоактивистах, загнуть пронзительную тираду с тонкими намеками на прорехи в полотне государственного строя, но вдруг обнаружили, что большинство своих работ Паша сам описывает именно в этом стиле. И это круто, вы только прочтите о проекте

«Свободу попугаям»

Эту работу я посвящаю бесчисленному войску блогеров — правдоматкорубов — диванных критиканов, без устали распространяющим свое болото, уныние и безысходность.
Подсаженные, формирующие, рефлексируемые от лайков, одобрительных комментариев или злобного троллинга — поп-звезды соцсетей утратили связь с фактической реальностью и, значит, утратили вместе с тем и внутреннюю свободу.
Клетка открыта. Вот вам свобода. Действуйте.
Но попугаи не особенно любят летать, тем более, когда в клетку постоянно кто-то подсыпает корм.
Эх вы, попугаи.

1 комментарий, 1.000.000 просмотров

Facebook стал единственной пока нецензурируемой площадкой, где деятели обернулись блоггерами. Блоггеры эти каждый день выдавливают из себя по капле рабов, собирая бесчисленные лайки. Лайки эти — как перелетные птицы, множат правду и ложь, перелетая с одной ветки на другую. Когда и эта площадка станет объектом пристального внимания — комментарии, скорее всего, исчезнут. Останутся только лайки. Жаль, что они, эти лайки, ничего не решают.

Серия проектов «Параллельная реальность»

В процессе над воплощением этой идеи произошли интересные трансформации и переосмысление ответа на сам вопрос. Задумка появилась под впечатлением от той реальности, в которую залипло целое поколение: не отрываясь от своих экранов мы зачастую размениваем свою настоящую реальность на десятки виртуальных. Глупость под разными масками стала повседневной, а ненависть -водрузили как флаг.
И вот она — другая реальность. Ну, та — которая как бы неизменна. За окном без стекол. От которой нас отвлекли. Та, которую сейчас активным образом продают налево и направо — мы то узнаем об этом позже.
И есть еще третья реальность. Та, что внутри каждого из нас. Что с ней делать — мы зачастую просто не знаем. Оставить всё как есть или, может, пора что-то менять? С чего начать, с какой реальности…

Несколько лет назад наши экологи боролись за чистые горы с чиновниками, лоббирующих интересы коммерсантов. Не знаю, кто — кого, но с тех про экологов ничего не слышно. Сейчас сносят старый центр, памятники архитектуры. На их месте откроется, возможно, еще один ларек или стоянка. Тема, может, и старая — привыкли же и уже не замечаем. А они — бульдозерами. Стирают память, переписывают историю. А завтра придут — и вынесут вас вместе с вашим диваном.

Есть ощущение — что «засрались». Есть ощущение, что город Алматы оставлен, брошен. Есть ощущение, что барахолка разрослась до невероятных пределов, поглотив центры, площади, очаги культуры, дворцы, парки и скверы. Есть подозрение, что это — эксперимент над нами. Что рано и скоро груды мусора дадут новую жизнь новых существ. Существа эти уже периодически появляются в телевизоре, в галстуках и говорят: «Все хорошо, товарищи!..»

«Под ковром»

22 октября 2015 года, на пересечении улиц Абая и Кунаева, Паша Кас вдребезги разнес три телевизора на огромном рисунке ковра, под отогнутым краем которого таится стодолларовый Бенджамин Франклин. О том, как это было, есть целое видео.

«Что я хочу донести своим перформансом? Какой смысл несет моя работа? Мне кажется, именно сейчас, когда новости практически всех центральных СМИ стали откровенно пропагандистскими, причем в самой откровенной форме насаждается идеология противостояния между народами — сейчас самое время пригласить людей к размышлению. Для этого необходимо в первую очередь отключить источники шума — надо понять, где мы сейчас и что с нами происходит здесь. А что происходит с нами здесь и сейчас? Мы со знанием дела рассуждаем о международных делах политиков и совсем не замечаем того, что происходит у нас под носом. Нас отвлекают от наших проблем. Живем по принципу „Не выносить сор из избы“. Этот принцип загоняет в тупик и безысходность. Разве не так?»

Не в Алматы

Если бы граффити было способно поменять хоть что-то, оно бы стало нелегальным.

Бэнкси

Вандализм, то есть осквернение зданий или иных сооружений надписями или рисунками, или иными действиями, оскорбляющими общественную нравственность, а равно умышленная порча имущества на транспорте или в иных общественных местах — наказываются штрафом в размере от ста до пятисот месячных расчетных показателей, либо привлечением к общественным работам на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок от шести месяцев до одного года, либо ограничением свободы на срок до одного года.

Статья 258 УК РК

Закон — это штука серьезная. Он должен иметь одну трактовку, четко дающую населению сведения о том, что делать нельзя. Однако статью 258 УК РК даже онлайн-журнал может подвергнуть критике за размытое понятие «оскорбляющими общественную нравственность». Ясно, что три веселые буквы на заборе или даже наглядная к ним иллюстрация — это оскорбление общественной нравственности, но почему, слегка подредактированная, репродукция всемирно известной картины «Танец» Анри Матисса, украсившая в апреле 2016 года стену одной из сотен серых пятиэтажек города Темиртау — непонятно.

Не потому ли, что из-за неё в головах людей начинают возникать вопросы, и та тонкая грань, отделяющая проблемы, о которых все знают, но молчат, от огласки, дает слабину. Из-за этого власти сначала чуть ли не объявляют молодого стрит-арт-художника в розыск, а потом активно начинают искать поводы закрасить его работу? Но ведь тогда получается, что общественность — это не народ Республики Казахстан, который любит и уважает творчество Паши Каса, и даже не жильцы дома, которые рады, что их бетонная коробка хоть как-то преобразилась. Получается, что общественность — это компании, стремящиеся выжать из земли по максимуму, не заботясь об окружающей среде, и чиновники, которые кормятся с их рук, которые закрывают глаза на то, что уровень свинца на детских площадках превышает норму в 5 раз. Проект под названием «Пляшем» — отражение суровой действительности, в которой корпорации становятся центральной фигурой любой из картин… но это не значит, что вам нужно соглашаться с таким раскладом вещей.

«This is silence»

— У нас было 2 пакета с одеждой, 75 литров краски, 5 упаковок респираторов, полсолонки соли и целое множество баллончиков всех сортов и расцветок, а также кисти, валики, бумага для трафаретов, безумные идеи и проектор. Не то чтобы это был необходимый запас для поездки. Но если начал готовиться к проекту, становится трудно остановиться. Единственное что вызывало у меня опасение — это безумные идеи. Нет ничего более беспомощного, безответственного и испорченного, чем стрит-арт-художник, одержимый своей идеей. Я знал, что рано или поздно мы перейдем и на эту дрянь, — может и не в такой комплектации, но в конце весны 2016 года Паша Кас и несколько его единомышленников отправились в бывший мозговой центр Семипалатинского полигона — город Курчатов. Но не город был конечной целью…

Представьте, что на протяжении 40 лет возле вашего населенного пункта проводятся испытания, в рамках которых было взорвано 616 ядерных и термоядерных бомб, но правительство не только не выселяет вас, а даже никак не информирует последствиях. В результате: облучение населения, развитие онкологических заболеваний, мутации и высокая детская смертность. Сотни тысяч человек на Северо-востоке Казахстана стали жертвами гонки вооружений. Стали подопытными мышами, даже и не подозревая о том, почему на их голову вдруг свалилось столько болезней и тяжелых, мучительных смертей. К счастью, 29 августа 1991 года Семипалатинский ядерный полигон был закрыт… и превратился в свалку ядерных отходов, продолжающую отравлять землю, воду и людские жизни.

Государство не любит поднимать эту тему, ведь международный респект для нашей страны, видимо, выше сохранения жизни граждан. Это молчание. И Паша решил прокричать об этом молчании на весь мир, в надежде, что уж если это взбудоражит мировое сообщество, то и государство наконец обратит взор в себя.

Детально, step by step, эту работу стрит-арт-художника описывает Тимур Нусимбеков в третьей и пятой частях своего репортажа «Cas — сквозь Kz».

Павлодарский птицерыб

О, Павлодар! Город, воспетый Скриптонитом! Десятилетиями ты окружаешь своих жителей лаской, заботой и металлоперерабатывающими комбинатами. Словно палка раз в год, выстреливаешь в лицо общественности талантами, скандалами и токсичными выбросами. Падаем ниц пред тобой и надеемся, что ты простишь молодого да дурного Пашу Каса, за то, что посмел он своим стрит-художищем осквернить стену дома твоего.

Шутки шутками, но этот остросоциальный проект, вдохновением для которого послужила работа неизвестного павлодарского художника, был воплощен всего за один день в самом сердце города. Облачившись в желтый спецжилет с надписью «ТОО КАЗ КАС», рискуя быть задержанным полицией или даже съеденным полчищами мошек и комаров, художник, слой за слоем, наносил печальное сюрреалистичное будущее края на стену пятиэтажки.

Плыви же, или лети, могучий птицерыб над головами горожан, над облаками частиц тяжелых металлов, над жаждой наживы владельцев заводов и фабрик, которых не волнуют судьбы простых смертных. Плыви/лети в мир честных выборов, сострадания, уважения рационального распределения бюджета и свободы слова. А мы будем ждать тебя и надеяться, что однажды ты и нам покажешь дорогу в эту немножко параллельную реальность.

Итог

У Паши Каса есть ещё много других удивительных работ в соседних странах. Если же вы из редкого числа ценителей прекрасного или просто влюбились в работы молодого и дерзкого стрит-арт-художника после прочтения этого материала, то милости просим на его собственный веб-сайт, на котором он размещаем свои проекты.

В нашей стране, как и во всех близлежащих, то что рисуется не на бумаге или холсте автоматически переходит в разряд «граффити», что в глазах населения встает в один ряд с рэпом и брейк-дансом — это что-то дикое, непонятное и только для тех, кому меньше 20.

К сожалению, все эти проекты возымеют надлежащий им эффект лишь тогда, когда общественное сознание изменится настолько, что «мазня на стенах» перестанет восприниматься, как подростковый бунт.

Ну, а мы не теряем оптимизма и ждем новых работ Паши Каса, материалы о которых вы ещё не раз увидите на страницах нашего журнала.